Запах чернил и холодный кофе - Романтика - Фанфики - История поселения - Коноха

История поселения

Главная » Статьи » Фанфики » Романтика

Запах чернил и холодный кофе
Раннее утро. Тишина. Большой город еще спит. Медленно начинают просыпаться жители. Пятница. Последний рабочий день. Не для тебя. Ты живешь на работе. Скандальный, всемирно известный художественный критик. Отдых для тебя незнакомое понятие. Каждый день новая выставка. Каждый вечер новая вечеринка для VIP-персон. Каждую ночь новая статья, как результат дневной работы. Каждое утро чья-то разрушенная жизнь и карьера.
Твои слова резки и четки. Никаких вуалей и лжи. Твои статьи – это смертельный приговор для художника. Молодой или старый, новичок или профессионал – тебе все равно. Это твоя работа. Тебе за это платят. И не мало. А остальное – неважно. Ты давно перестала мучаться угрызением совести. Каждое утро с выходом в свет твоей новой статьи рушится чья-то жизнь. Всего несколькими словами ты перечеркиваешь весь труд человека. А может у него талант? Все равно. Идеальных людей не бывает, а значит, идеальных картин тоже. В них, как и в людях, можно найти пороки и ошибки. Не все видят это. Но главное, что ты видишь. И ты этим зарабатываешь. А свои статьи и поведение ты оправдываешь очень просто. Такова жизнь. Когда-то растоптали тебя, поставив крест на твоей карьере художницы. Тебя никто не пощадил. И ты никого щадить не будешь. Теперь ты ставишь крест на людях. Ты выше них. В твоих руках есть власть.
Они еще молоды и неопытны. Наслушавшись лести и беспричинной похвалы от людей, ничего не понимающих в искусстве, они стремятся выставить свои работы на показ в галерее, надеясь получить еще больше лестных отзывов. И тут на сцене появляешься ты. Чёрное Перо, как называют тебя все. Это твой псевдоним. Подпись, которую ты ставишь под каждой своей статьей. Два слова – смертельный приговор. Но и в лицо тебя все знают. Такую, как ты, сложно не запомнить. Идеальная фигура, не измученная диетами, фарфоровая кожа, аристократическая бледность лица, четкие линии, плавные изгибы, шелковые светлые волосы и пронзительные голубые глаза. Глаза… вот что тебе большего всего нравится в своей внешности. Холодные, словно лед. В них больше не горит огонь жизни. Но они пронзительны и проницательны. Видят все детали и мелочи. Замечают и помнят каждую ошибку художника. Если с виду ты похожа на куклу, на глупую блондинку из анекдотов, то глаза выражают твою сущность. Холод и отчужденность. Безразличие к окружающим. Равнодушие к тем, кто страдает от Чёрного Пера.
Устала. Как же ты устала от всего этого театра. Каждый день тебе приходится играть роли. То глупой и послушной блондинки, то колкого и жестокого критика. Ты легко вздыхаешь. Бросаешь взгляд на календарь, что висит на стене в углу. Двадцатое. Август. Что-то значит? Нет… всего лишь твой день рождения. Но никто не вспомнит. Никто не позвонит и не поздравит. Никто… просто некому. Все друзья и близкие остались там, в прошлой жизни, в старой школе, в маленьком городке. А сейчас… столица. Мегаполис. Центр. Небоскреб. 75 этаж. Твой офис. Пафосно и богато. Глупо. Противно…
Ты опять перечеркнешь календарь.
Он последнее прощанье знает.
Может времени немного и жаль,
Прошлое не вспоминай…

Снова кидаешь взгляд на календарь. Двадцатое. Август. День твоей смерти, как талантливой художницы. 10 лет назад на ежегодной выставке в Столичной галерее, куда направили последнее полотно, написанное тобой, тебя растоптали. Уничтожили. Унизили… убили. Ирония судьбы. День рождения – день смерти. Все равно, что никто не поздравит. Ты и сама больше не чувствуешь в этом дне никакой особенности. Он больше не кажется маленьким чудом, как когда ты была маленькой. Просто еще один день. Еще одна выставка. Еще одна статья… еще одна смерть.
Нажимаешь на ноутбуке несколько клавиш. Принтер отзывается тихим шуршанием офисной бумаги. Легкий звук распечатывания нарушает тишину, царящую на этой умопомрачительной высоте. Здесь хорошо… дальше от суеты большого города, ближе к свободным пушистым облакам.
И снова тишина. Ты возвращаешься из своих мыслей. Распечатка закончена. Статья готова. Еще раз пробегаешь глазами по тексту. Четко. Выразительно. Правдиво. Жестоко… Эта статья не оставит молодому художнику, что возомнил себя звездой мирового масштаба, и малейшего шанса на выживание. Легкая ухмылка появляется на твоем лице. Ты довольна. Но не тем, что поставила крест на чьей-то карьере. Это тебе все равно. Ты довольна собой. После каждой статьи ты все больше и больше убеждаешься, что стала сильной. Тебя унизили и растоптали, но ты выжила. И смогла забраться на самый верх. Ты самый уважаемый критик. Получить хотя бы сдержанный кивок с твоей стороны, когда ты оценивающим взглядом осматриваешь картину, - это большой подарок для художника. Вот чего ты добилась. Всегда бойкая на язык, ты смогла сделать это своим талантом и неповторимостью. Своей работой, приносящей немалый доход.
Медленно открываешь ящик своего письменного стола и вынимаешь из него небольшую продолговатую деревянную шкатулку. Аккуратно открыв ее, ты достаешь перо идеально-черного цвета. Окунув его кончик в баночку с чернилами, ты размашистым, но четким и красивым почерком подписываешь свою статью.
«Чёрное перо»

Да, это рабочий вариант. Лишь для редакции. Да, в журнале твоя подпись будет компьютерной. Для всех. Но у тебя стало особой традицией подписывать свои статьи, набранные самостоятельно, от руки. Пером и чернилами. Лишь для себя. Это как подтверждение твоей жизни. Твоей силы. Твоего слова.
Готово. Также аккуратно убрав перо в шкатулку, ты встаешь из-за стола и подходишь к окну. Большое. Нет, просто огромное. Во всю стену. Оно открывает потрясающий вид на город. Мелкая суета жителей кажется здесь совсем незначительной. Остается лишь величие и мощь мегаполиса. Небоскребы. Зеркальная отделка зданий. Лучи восходящего солнца отражаются в ней, делая город похожим на хрустальный. Сказка… действительно, это просто сказочно красиво.
Тишиною скован город в тиски.
Телефон твой лишь гудки качает.
Параллелям всем живи вопреки –
Это сложней всего.

Это удивительно видение нарушает мелодия телефонного звонка. Твой мобильный. Это он. Опять… по работе. Снова будет спрашивать, готова ли статья. И так знает, что готова. Но это дань традиции. Лживая забота и заинтересованность. Сам же будет сидеть у себя в кабинете, вальяжно развалившись в кресле, и потирать свои ладошки, увлеченно подсчитывая, сколько прибыли на этот раз принесет твоя статья журналу. Много. Очень. Читать про унижение других нравится всем. Это доставляет людям огромное удовольствие. Мерзко. Противно. Паршиво. Так хочется все это бросить… но это не так-то просто. Один раз попав в этот омут, вырваться почти невозможно. Ведь здесь все живет по одному принципу: или ты всех растопчешь, или тебя унизят. Приходится терпеть. Приходится играть… Ты отворачиваешься от окна и берешь телефон, играющий какую-то модную мелодию. Все равно. Это просто имидж. Роль, которую нужно исполнить на высшем уровне. И ты справишься. Всегда справлялась.
Недолгий разговор с начальником тебя утомляет. Он доволен твоей работой. Конечно. Обратного не дано. Но все же эта приторная сладость и лесть тебя раздражают. Глубоко внутри. Внешне же ты абсолютно спокойна. Голос мягок и мелодичен. Опять игра. Он напоминает тебе, что сегодня двадцатое августа. Интересуется, помнишь ли ты, что это за день. Помнишь… день жизни, день смерти… но на самом деле день открытия выставки. Столичная галерея. 17:00. Самый шик. Есть, где разгуляться твоему чёрному перу. Твой утвердительный ответ – бальзам на душу этому главному редактору. Тщеславному и жадному. Уже предвкушающему большую добычу. Противно… как же тебя все это достало. Быстро заканчиваешь разговор парой ничего не значащих официальных фраз и бросаешь телефон на стол. Резко… нельзя позволять себе эмоции. Только холодность и спокойствие. Твоя маска и сущность. Это необходимость.
Последний раз выглянув в окно и позавидовав свободе пролетающей мимо птицы, ты накинула легкий плащ. Даже летом тебе было холодно. Видимо, холод души передался и телу. Захлопнув ноутбук и захватив сумочку и статью, ты покинула свой кабинет. Была половина девятого, так что секретарша уже была на своем рабочем месте. Молча отдав ей статью, ты направилась к лифту. Она знала, что делать. А у тебя не было никакого желания выслушивать ее притворно-восторженные возгласы по поводу своего таланта. Поэтому ты поспешила к выходу. Тебе нужно было домой, чтобы принять ванну и привести себя в надлежащий вид. Не так много времени до открытия выставки. И ты обязана там быть. А чтобы сыграть свою роль в этом театре масок, тебе нужно подготовиться.
Быстро добравшись до дома на своей машине, ты приступила к подготовке. Два часа в ванной, и ты снова свежа и бодра. Будто и не было трудной бессонной ночи. Теперь стоит заняться внешним видом. Черное строгое платье на ладонь выше колен. Легкий блеск страз на рукавах и подоле. Сочетать несочетаемое – деловой костюм и блеск вечернего платья. Вот твоя визитная карточка. Светлые шелковистые волосы ты собрала в высокий хвост, по обыкновению отставив одну прядь свободной. Подчеркнув черной подводкой выразительность голубых глаз и нанеся прозрачный блеск на губы, ты осталась довольна макияжем. Черные лаковые туфли и клатч дополнили образ. Еще раз придирчиво осмотрев себя в зеркало, ты не нашла изъянов. Черное платье составляет яркий контраст с телом, делая фарфоровую кожу еще белее. Пронзительные глаза смотрят колко и жестко. Идеально. Так и должно быть. Критик, не прощающий ни одной ошибки, не должен допускать их сам. И ты не допускаешь.
Накинув пальто и захватив ключи от машины, ты вышла на улицу. Налетел холодный ветер, намериваясь растрепать твои идеально уложенные волосы. Глупо. Ничего не получится. Сев в машину, ты завела мотор. Автомобиль быстро покинул стоянку.
Через полтора часа ты была на месте. Ох уж эти пробки… самая большая головная боль мегаполиса. Зато у тебя было время привести свои мысли в порядок. Утренняя тоска и неопределенность поселили в твоей молодой душе смятение. 10 лет… нет, все. Пора забыть. Теперь у тебя новая жизнь. Новая игра.
Легкий стук каблуков о мраморное крыльцо Столичной галереи. Тихий хлопок закрывающийся двери. Все разговоры мгновенно затихли. Ты медленно и гордо прошла вперед, отдав пальто пареньку из обслуживающего персонала. Тишина давила на тебя, стараясь сломить то спокойствие и равнодушие, что ты вызывала в себе по дороге на эту выставку. Все взгляды были обращены к тебе. В них читалась злобы, зависть, ненависть, похоть. Но никто не смотрел на тебя с теплотой. Обидно… ты чуть было не выпустила горький вздох отчаяния, рвущийся на свободу из твоей груди. Нельзя. Нельзя проявлять эмоции. Нельзя давать повод этим завистникам растоптать тебя. Еще раз… нет, ты не позволишь.
На лице играет легкая улыбка, а взгляд ожигает холодом.
- Прошу вас, не отвлекайтесь, - твой голос звучит легко и плавно. Притворство. Противно… но надо. – Я всего лишь выполняю свою работу.
Ты ловко открыла клатч и вытащила из него черное перо, инкрустированное камнями. Искусная работа. Шедевр. Как и все, что связано с тобой. Ни единой ошибки. Ни малейшего промаха. Идеальная маска. Идеальная актриса.
Покинув холл, ты прошла в зал, где и находились сами полотна. Здесь ты испытала легкое облегчение. Все-таки тебя немного напрягает такое вот общение с «коллегами по цеху». Но, находясь в этом зале, ты была одна. Только ты и картины. В этом центре искусства ты чувствуешь себя свободной.
Ну все. Хватит мыслей. Пора приступать к тому, собственно, зачем ты сюда явилась. Медленно переходя от одной картины к другой, ты лишь удрученно качала головой. Ничего особенного. Ни одно полотно не смогло зацепить тебя. Ни одно не тронуло души. Постно и скучно. Банально. Черное перо ловко порхало над блокнотом, делая маленькие записи. Ты едва подавила зевок. Если так пойдет и дальше, то раскритиковать эту выставку в пух и прах не составит особо труда. Вот и все. Полотна в этом зале закончились. Так даже не интересно. Хотя… осталась еще одна картина. Ее почему-то разместили в отдельном зале. Зачем? Хотели создать особую атмосферу? Это ты сейчас проверишь.
Твое движение сопровождается легким стуком каблуков о мраморный пол. Разговоры опять стихли. Ты спиной чувствуешь злорадные взгляды своих коллег. Что-то не так. Но что? никак не можешь понять. Внешнее спокойствие скрывает внутренне смятение. Но ты не отступаешь от своих намерений. Вместе с тобой в зал, отведенный для одного полотна, заходит и директор галереи. Ему определенно интересно увидеть твою реакцию. Волнение нарастает. Но твердая походка не дает осечек. Наконец ты добралась до своей цели. Подняв взгляд на картину, ты застыла в изумлении. И за внешним равнодушием скрывалась буря чувств, вызванная воспоминанием.

*флешбек, 5 лет назад*
Двадцатое. Август. Еще один день рождения в одиночестве. Глупо надеяться, что случится чудо. Ты как всегда взяла отпуск на этот день, чтобы провести его в одиночестве. Чтобы провести его наедине со своими воспоминаниями. И вот сейчас ты идешь на вокзал. Зачем? Сложно объяснить. Просто тебе неожиданно захотелось оказаться в толпе, чтобы не так остро чувствовать свое одиночество. И первым, что пришло тебе на ум, когда ты думала, какое бы людное место выбрать, был вокзал.
И ты отправилась туда. Пешком. По полупустым улицам мегаполиса. Ты шла, глубоко погрузившись в свои мысли. На окружающих ты не обращала никакого внимания. Ровно, как и они на тебя. Но все же пару похотливых взглядов на себе ты уловила. Плевать. Погода была паршивая. Пасмурно и сыро. Вот-вот пойдет дождь. Дул холодный, пробирающий до самых костей ветер. Самое время развернуться и пойти домой. Но ты лишь немного поежилась, застегнув ярко-красную куртку до самого горла. Отступать ты не намерена. У тебя есть цель, и ты стремишься к ней. Пусть совсем не понятно зачем, но ты упорно идешь вперед. Такой уж у тебя характер.
Спустя час ты была на месте. Справедливо рассудив, что скорость передвижения на своих двух несколько выше, чем на машине по пробкам, ты решила почаще прогуливаться вот так. Решила и тут же забыла. С твоей работой ты могла позволить себе только один выходной в год. Двадцатого августа. Но скоро и это ты делать перестанешь. Как только воспоминания, связанные с этим днем, перестанут быть такими болезненными. Прошло уже пять лет, но ты все никак не можешь восстановиться. Ничего, осталось немного.
Воспоминания нахлынули на тебя с новой силой. Ты так и застыла посреди площади на вокзале. Вокруг были тысячи людей. Кто-то кого-то ждал. Кто-то кого-то встречал. Кто-то просто болтал с соседом. Может, они даже не были раньше знакомы, но просто стояли и болтали, как старые приятели. Но ты не обращала на них внимания, глядя куда-то вдаль ничего не видящим взглядом. Сколько прошло времени, сказать трудно. Может всего минута, а может и несколько часов. Солнце не выглядывало из-за туч, так что определить время было сложно. А искать вокзальные часы было лень.
Вдруг ты почувствовала на себе чужой взгляд. Что необычного? Все просто. Ты все время ощущала на себе чужие взгляды. Злые, завистливые, ненавистные, похотливые. Так часто, что уже перестала обращать на это внимание. Но сейчас все было по-другому. В этом взгляде ты четко ощущала заинтересованность и даже частичку сочувствия. Тебе стало безумно интересно, кто так смотрит на тебя. Повернув голову, ты встретилась взглядом с Ним. Его глаза были настолько черны, что различить зрачок было невозможно. Ты впервые видела такие. Удивительные глаза смотрели на тебя необычно. Теперь ты читала в них что-то еще. Что-то, что пробудило в тебе воспоминания и ощущения из далекого детства. Он смотрел на тебя с заботой. Как когда-то смотрела мама. Но эти ощущение были забыты тобой. Они остались там, в прошлой жизни, в маленьком родном городке, который ты так спешно покинула. Убежала от друзей и родных. От позора. Теперь у тебя новая жизнь и новая роль. Холодная и отчужденная.
И вот сейчас, когда к тебе вновь вернулись забытые ощущения, по твоей щеке скатилась одинокая слезинка. В его глазах ты прочла изумление. Но ты и сама была не в меньшем шоке. Слеза? Но как? Для тебя такой, какой ты стала пять лет назад, проявление таких чувств просто невозможно. Эта маленькая и одинокая, но такая соленая слезинка – просто чудо. Она единственное, что осталось в тебе человеческого. Немного отойдя от шока, ты решила рассмотреть обладателя удивительных черных глаз. Он обладал поразительной внешностью. Черные непослушные волосы, бледная кожа, четкие, даже немного резкие черты лица. Его поза говорила о расслабленности и безмятежности. Лишь черные глаза лучились теплотой и… заинтересованностью? Участливостью? Сочувствием? Заботой? Да, но было и что-то еще. Что-то, что ускользало от твоего внимания. Легкое и почти незаметное, но необычайно нежное. Любовь. Вот что. Это чувство было вам обоим ново. Но никто не хотел терять и отпускать этот волшебный момент. Ты первая отвела взгляд. Не выдержала. В твоей жизни нет места любви. Почему вот так сразу и громко говоришь о любви? А что скрывать… бывают моменты, когда понимаешь, что вот. Это он. Твоя половинка. И отрицать очевидное глупо. И ты поняла. Но принять не смогла.
Чтобы не смотреть в его глаза, ты опустила голову. Взгляд наткнулся на что-то. Что это? Мольберт? Он художник? Он пишет? Если да, то почему здесь? На вокзале? С натуры? Не удержавшись, ты подняла вновь на него свои глаза. В его ты прочитала все ответы на свои вопросы. Да. Художник. Пишет. На вокзале. С натуры. И этой натурой являешься ты…
*конец флешбека*

Ты стоишь гордо расправив плечи. Привычка. Ни один мускул на лице не дрогнул. Маска. Лишь пронзительные голубые глаза, неотрывно глядящие на картину, отражали твою душу. Смятение. Удивление. Страх… что же ты там увидела? Свое воспоминание, но Его глазами. На полотне был изображен пасмурный день. Вокзал. Центральная площадь. Тысячи людей. Банально, казалось бы… но нет. Посреди этой толпы стоит девушка. В ярко-красной куртке и с длинными светлыми волосами, собранными в высокий хвост. Молодая и божественно красивая. Кто она? Зачем здесь? Неважно. Почему так выделяется? Это становится понятно сразу. Она стоит прямо, гордо расправив плечи. Взгляд голубых глаз устремлен вдаль. Именно в этих глазах заключается главная особенность картины. Они, словно живые. В них легко можно прочитать глубокую печаль, горькое отчаяние, жалящую боль одиночества… это все то, что прячется за внешним спокойствием. Другие люди просты и скучны. Но она… внутри нее словно вулкан. Правда, вулкан обжигающего льда. Снежная королева. Божественно прекрасна, но ужасно одинока. Увидеть это в человеке не так-то просто. Передать на полотне… почти невозможно…
Теперь становится понятно, почему эта картина висит отдельно. Ее нельзя ровнять со всем тем, что находится в оставшемся позади зале. Только истинные ценители искусства могут понять виртуозность мастера, написавшего этого полотно. И ты понимаешь. Ты ценишь. Ты видишь… себя. Только глупец бы не узнал в блондинке на картине тебя. Постепенно до тебя доходит и смысл тех злорадных взглядов. Они видели уже это полотно. Они видели и поняли… это конец. Ты осознала это очень четко. Это конец твоей карьеры. Написать критику на это полотно ты не сможешь. Ни за что. Но, написав положительный отзыв, поставишь крест на скандально известном критике. Выход… его нет…
Директор галереи неуютно поежился. Его явно разочаровала твоя спокойная реакция на картину. Он ожидал всего: криков, скандалов, истерик… но только не холодного спокойствия. Возможно, если бы он видел твои глаза, он бы понял, как глубоко поразила тебя картина… но он не видел. И его изрядно напрягала такая ситуация. Тебе же было на него все равно. Твое сознание отчаянно билось в поисках выхода, но никак не находило его. Точнее… вариант расстаться с такой жизнью ты принимать не хотела. А другого пути не было. Похоже, тебя снова растопчут… ведь написав положительный отзыв или мягкую критику этому полотну, ты поставишь себя под удар. Завистливые коллеги тут же заявят, что ты потеряла рабочий нюх. И что ты специально похвалила эту картину. А как же! Ведь там изображена ты…
Боль. Отчаяние. Страх. Ты вся внутренне сжалась, внешне оставаясь равнодушной. Сейчас главное не сорваться. Ведь именно этого от тебя и ждут. Ты начала глубоко дышать, чтобы успокоить взволнованное сердце. Считая вдохи и выдохи, ты постепенно возвращалась к своему обычному состоянию. Маска холодности. Роль равнодушия. Игра в Театре Масок. Отчужденность и спокойствие – твое второе «Я». Глаза, словно покрывшись корочкой льда, неестественно блестели. Взгляд колкий и жестокий. Никто не увидит твоей слабости. Медленно развернувшись, ты начала двигаться к выходу, плавно покачивая бедрами. Еще одна привычка. Хм… скоро… скоро все это кончится. Всего несколько метров отделяют тебя от спасительного выхода. Всего несколько шагов… трудно, но ты справишься. Всегда справлялась.
Шаг…
Легкий стук каблуков.
Шаг…
Удивленные и разочарованные взгляды провожают твою хрупкую фигуру.
Шаг…
Идеальное спокойствие во всем твоем поведении.
Шаг…
Все-таки ты хорошо себя воспитала.
Шаг…
Ты отличная актриса.
Шаг…
Возможно, самая лучшая…
Шаг…
Но и ты не идеальна, как казалось тебе раньше.
Шаг...
Предательская дрожь в руках.
Шаг…
До выхода осталось совсем чуть-чуть… всего два шага.
Шаг…
Черное перо, что ты до сих пор держала в руках, летит вниз. Такое дорогое, и такое малозначительное для тебя.
Шаг…
Конец. Черное золото, инкрустированное драгоценными камнями – твое верное перо, упало. Хлопок закрывающейся двери сливается с легким звоном удара черного пера о мраморный пол, создавая удивительную переливистую мелодию. Песню твоего конца. Всего мгновение длился этот удивительный миг.
Шаг…

Холодный ветер нещадно бьет в лицо. Пальто и клатч с ключами от машины остались там. Плевать. Возвращаться ты точно не будешь. Ты зябко ежишься, обнимая себя за плечи. Холодно… на улице холодно, но на душе еще больший холод. Ты медленно ступаешь по улице. Куда? Все равно. Главное, прочь от этого места. Прочь от картины. Прочь от нового позора. Опять бежишь? Да… по-другому ты не умеешь. Не умеешь? Или не хочешь? Не хочешь учиться…

Словно на картине тысячи лиц
Миллионами людей встречают.
Все равно мы выбираем…
Новую жизнь загадай.

Теперь шаги даются легче. Улица полна людей. Тысячи. Но они не обращают друг на друга внимание. Занимательная получается картина. Ты снова в толпе. Но именно в ней ты ощущаешь одиночество особо сильно. Ситуация повторяется. Слабость, которую ты позволила себе пять лет назад, дает о себе знать сейчас. Больно… жгучая боль поднимается в твоей душе. Грубая, израненная… сколько еще ей придется перенести от глупости своей хозяйки? Совсем немного… это конец. Этого унижения ты не переживешь. Сил подняться и начать еще одну жизнь у тебя нет. Нет? или не хочешь искать? Лень. Нет желания. Не видишь смысла. А если тебе помогут? Подскажут путь? Хм… кто? Нет таких. Нет таких, кто хотел бы помочь тебе, потому что заботится, а не потому что жалеет. Дешевая жалось тебе не нужна.
Гордая? Эгоистичная? А другой стать ты и не могла. Жизнь, которую ты выбрала, очень жестокая. Она заставляет людей меняться, подстраиваться под жизнь. Становится гордым и самовлюбленным, чтобы подгибать людей под себя, а ни самому прогибаться под них. И ты стала такой. Ты играла свою роль по всем правилам этого Театра. Но ты просчиталась. Слишком самовлюбленная. Ты считала себя идеальной, не допускающей промахов. Вот это и стало твоей главной ошибкой. Неужели ты не хочешь ничего изменить в своей жизни? Неужели хочешь до конца дней влачить свое жалкое существование, постепенно превращаясь в бездушную куклу, у которой остались только воспоминания, болезненные и горькие? А разве есть возможность что-то изменить… Ты не видишь другого выхода. Нет, ты не права. Мы сами выбираем свою жизнь. Да, ты ошиблась. Свернула не туда. Но судьба дает тебе еще один шанс. Сражайся! Борись! Не хочешь. Лед в твоей душе слишком толст и холоден. Его ничто не сможет растопить. Ты безнадежна. Снежная королева… красивая и одинокая. Ошибаешься. Сможет. Любовь… Он?
А помнит ли он тебя? Нужна ли ты ему? Тебе вдруг отчаянно захотелось увидеть его глаза. Черные, без зрачка, но сияющие теплом. По этому парню было заметно, что выражение эмоций для него не свойственно. Но для тебя его глаза оттаяли. Показали то чувство, что зародилось в его душе, когда он встретил тебя. Чуткий и внимательный художник, он рассмотрел в тебе твою боль, понял ее и принял. Он загорелся желанием заботиться о тебе. Может, и сам не понимал тогда, но его сердце уже учащенно билось, когда он смотрел в твои голубые, как лед, глаза. Но ты сама все разрушила. Видела, что он твоя судьба. Твоя половинка. Но ты отвергла. Оттолкнула. Дура… Поняла наконец-таки… решилась.
Медленно поднимаешь голову. За своими размышлениями ты и не заметила, как оказалась в центре города. Недалеко от своего офиса. Ноги сами привели тебя к привычному месту работы. Ты решила зайти в свой кабинет. Зачем? Не знаешь. Просто захотелось. Теперь ты решила делать то, что тебе хочется, а не то, что надо. Швейцар открывает перед тобой двери. На его лице ты читаешь удивление. Зайдя в лифт, отделанный зеркалами, ты поняла его реакцию. Выглядела ты плохо. Не ужасно, конечно, но по сравнению с постоянной собранностью и аккуратностью это было жутко. Шелковые волосы растрепались, нарушив идеальную прическу. Платье и лаковые туфли были покрыты уличной пылью. Раньше это задело бы тебя. Но не сейчас. Ты словно заново родилась. Еще раз. Но теперь ты все сделаешь правильно.
Тихий мелодичный звон возвестил о том, что ты благополучно добралась до 75 этажа. Створки лифта медленно открылись, выпуская тебя. Секретарши уже не было, но так даже лучше. Ты твердым шагом прошла к себе в кабинет. Спешить некуда. Успеешь. У тебя вся ночь впереди. Кабинет встретил тебя привычной темнотой и тишиной. А еще таким родным запахом чернил. За последние годы ты очень полюбила его. Тонкий горький запах чернил и холодный кофе. Странные вкусы? Парадокс… но ведь так даже интереснее. Ты медленно подходишь к столу. Вновь достаешь деревянную шкатулку. Перо… внутри тебя горит желание. Писать? Да…
Дрожащей рукой берешь перо. Черное. Медленно окунаешь в чернильницу. Неловко подносишь перо к бумаге. Простой белый лист. В твоих руках власть над ним. Ты можешь написать еще одну критику, а можешь написать положительный отзыв. Но ты не будешь делать ни того, ни другого. Ты будешь писать… но не текст. Его! По памяти… чернилами и пером…
Неуверенно делаешь первые штрихи. Рука, отвыкшая от такой тонкой работы, дергается… но кляксы нет. Все-таки перо для тебя не ново. Но ты не отступаешь от цели. Усмиряя дрожь в руке, ты с каждым движение все увереннее делаешь штрихи. То легкие и тонкие, почти незаметные, то жирные и яркие, резко контрастирующие с белизной листа. Все-таки на то он и талант. Его нельзя потерять. Рука, вспомнив привычные движения, легко порхает на бумагой. С каждой черточкой все яснее проявляется лицо. Мужское. Его.
Готово. Почти... остались только глаза. Ты тщательно вырисовываешь их. Работать пером и офисными чернилами трудно, но ты не сдаешься. Что-то внутри не дает тебе остановиться. И вот, конец кропотливой работы. Черный цвет очень богат. В нем великое множество оттенков. С их помощью можно передать огромное количество чувств. Если знать как. Ты не знала. Но ты всей душой желала. И ты смогла. С когда-то простого белого листа на тебя смотрел юноша. Казалось бы, обыкновенный портрет. Но нет… его глаза. Непроницаемо черные, но такие… естественные? Да. Они словно были живыми в этом нарисованном юноше. Богатый черный оттенок этих глаз хранил в себе тепло и любовь. Желание заботится. Ты изобразила Его. Его взгляд. То, как он смотрел на тебя тогда. Пять лед назад. Ты не забыла. Да и как забудешь? Каждую ночь, во сне, ты снова и снова видела эти глаза, это лицо, эти милые черты, ставшие родными. Днем ты старалась забыть, подавляла в душе эти порывы, но ночью все возвращалось снова…
Ты с трудом оторвалась от портрета, написанного тобой. Прошло десять лет, а умения не забыты. Получилось лучше всего. Живо, ярко, эмоционально… ты никогда так не писала. Ты изменилась. Теперь ты поняла это окончательно. Ты подошла к огромному окну. Смотреть на город не было желания. Поэтому ты посмотрела наверх. Вечернее небо было необычайно ясным, что удивительно. На нем, словно россыпь камней на бархате, сияли звезды. Такие красивые… и такие холодные. На твоем лице появилась грустная улыбка. Ты вся загорелась надеждой, даже написала его портрет… но это ничего не меняет. Может ты и изменилась. Но совсем немного. Не достаточно. Лед в твоей душе не растопит простой портрет. Пусть такой чувственный и удивительно живой, но это лишь рисунок. Множество штрихов чернилами по белой бумаге. Тебе же нужен Он. Живой. Настоящий. Любящий…
Ты пока не знаешь, где он сейчас.
Пересечься на планете сложно…
Не грусти, ведь все возможно.
Загадай на него…

Грустно. Обидно. Значит, все было зря? Не веришь. Не хочешь верить. Это был твой шанс, твоя надежда на спасение. Ты не хочешь терять ее… Вдруг твой чуткий взгляд уловил движение на небе. Падающая звезда… «Хочу увидеть его!» - пронеслось у тебя в голове. Ты сама лишь несколько минут спустя осознала, что сделала. Выбор… вот он. Ты его сделала. Пускай найти Его будет сложно. Но ты не сдашься. Никогда не сдавалась. И теперь не сдашься. Словно засияв внутренним светом, подаренным мечтою, ты улыбнулась. Просто и свободно. Искренне. Почему все твои, такие редкие, почти невозможные для снежной королевы, эмоции появляются тогда, когда ты думаешь о нем? О его взгляде? Потому что он и есть твоя судьба. Твой проводник. Твоя возможность начать новую жизнь. С белого листа. И ты не упустишь этого шанса. Ты нарисуешь свою жизнь в ярких красках. И она будет полна счастья, радости искренности и… любви.
Озаренная новой целью, ты снова подошла к письменному столу. Портрет. Его. Взяв в руку перо, ты вновь размашистым, но красивым почерком подписала свою работу. Но теперь эти два слова означали не смертный приговор, а рождение мечты.
«Чёрное перо»

Небрежно бросив перо на стол, ты с удивительной легкостью вышла из кабинета. Больше ты не испытывала благоговейного трепета. Только поразительную невесомость. Эйфория. Ты поставила крест. Крест на снежной королеве. Ты знала, что завтра утром, когда секретарша хватится тебя, она обязательно зайдет в твой кабинет. И обязательно найдет там Его портрет. Вряд ли она что-то поймет из этого. Но вот другие поймут. Но тебе все равно. Это будет завтра. Потом… неважно. Сейчас тебе важно найти Его. Пускай на это уйдет еще 10 лет, но ты найдешь. Обязательно наедешь. Наконец-то. Спасительная дверь. Выход из здания. Свежий воздух. Свобода…

Напиши новую мечту о нем.
Расскажи самое главное.
Отпусти, память больше не при чем.
Не грусти и не оправдывай…
Напиши… сердцу… о нем…

The End
Категория: Романтика | Добавил: keks (22.09.2009) | Автор: keks
Просмотров: 1005 | Комментарии: 8 | Рейтинг: 4.6/5 |
Всего комментариев: 6
5  
как это сама?=_=
это вообще-то knopka

6  
Миль пардон, я тут просто под другим ником =(

4  
классно я прям почуствовал ее чувства мне очень понравилось!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! ^_^ ^_^ ^_^

3  
Ахриненно))Молодец=)

2  
Конечно сама!!!! я плагиатом не занимаюсь....

1  
Красиво.... Сам писал? ) ^_^

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Пятница
20.01.2017
15:07
Категории каталога
Общие [175]
Романтика [50]
Юмор/Стеб [24]
Приключения [9]
Монологи [2]
Яой\Юри [8]
Хентай [5]
Драма [6]
Трагедия [3]
Стихи [13]
Конкурс фанфиков [11]
ЗАКРЫТ!
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Друзья сайта

    Наш новый сайт:



    Rambler's Top100
    Бонус Конохи:

    Получить WMR-бонус на свой кошелек!

Манга
Манга
(все тома)
- Новый том;
- Скачать тома;
- Смотреть тома.
Статистика

В селении всего: 7
Гостей: 5
Жителей: 2
Archiesal, Philipanymn
Наш опрос
Сильнейший в "Четвёрке Звука"
Всего ответов: 2025
Мини-чат