Окно наизнанку. Глава 2 - Яой\Юри - Фанфики - История поселения - Коноха

История поселения

Главная » Статьи » Фанфики » Яой\Юри

Окно наизнанку. Глава 2
Мы кричим от невысказанных слов. От разрушенных надежд. Мы кричим, когда умирают наши родные и те, кто обладал правом называться родными.
Мы кричим тогда, когда ни чем другим выразить чувства невозможно. Мы кричим и это – последняя инстанция по дороге к помешательству. Это – унизительно при ком-то и отчаянно - когда совсем один.
Мы редко когда кричим по-настоящему. Чаще просто шипим или раздражаемся. Но когда все пределы пройдены и барьеры уничтожены – мы кричим.
Мы кричим от боли.
И Саске проснулся на тёмной кухне с догоревшей в пальцах сигаретой именно потому, что в дальней комнате кричал светловолосый мальчишка с прижатыми к пронзительно белому от света стеклу ладонями…
* * * * *

Сорвавшись с места, Учиха бросился в комнату, ещё плохо понимая, что произошло, но ясно осознавая, что будет, если узнают, где Наруто. Первое, что бросилось в глаза, – это всей кожей прижатые к яркому, ослепительно светлому стеклу худые, бледные ладони с пугающе чёрным контуром. Дрожащие локти, судорожно цепляющиеся за подоконник, и Наруто, полусидящий на полу, запутавшийся в простыне и на коленях доползший до окна.
Широко раскрытые глаза, светлые от льющегося в них света. Кажется, что они впитывают его в себя, наливаются этой стремительной белизной.
Мгновенно сориентировавшись, Учиха подлетел к Наруто и, схватив его за талию, отволок от окна. Ладони конвульсивно попытались сгрести гладкий подоконник, но только царапнули его отросшими ногтями. Покусанными, как отметил Саске. Видимо, когда в подземелье сдали нервы, Узумаки начал их грызть.
Наруто пыхтел, извиваясь в руках Саске и пытаясь вырваться. Обескровленные губы раскрывались в немой попытке и, набрав воздуха, судорожно дрожали.
Учиха кое-как дотащил его до кровати и бросил на неё спиной. Перехватил лихорадочно пытавшиеся ударить его руки, попытался прижать ноги. Наруто бился, как сумасшедший, как будто он задыхался. Саске получил крепкий удар по виску, а потом резко наклонился и сгрёб его в охапку. Прижался всем телом, так сильно, чтобы их разделяла только тонкая простыня, обвивавшая бёдра Узумаки и стремящаяся сползти на пол.
Исхудавшее тело под ним дёргалось и скользящими движениями пыталось выбраться. Не надо, не надо так, успокойся. Почему глаза такие бешеные, почему? Куда ты рвёшься, куда ты бежишь? Тебе нельзя к свету. Ты же только что кричал, так почему сейчас молчишь?!
Вопросы топят сознание.
Неожиданно Наруто замирает, и Саске, до этого изо всех сил тянувший подбородок вверх, чтобы не схлопотать удар по лицу, непонимающе косится на него глазами. Черноволосая голова опускается, и взгляд встречается с абсолютно сухими, уставшими глазами.
- От… - хриплый голос наждачкой по нервам. Ты же только что кричал, почему не можешь говорить?
Саске внимательно вглядывается в силящиеся сказать что-то губы.
- Да? Я слушаю, что ты говоришь? – дать понять, что всё хорошо. Что он рядом и выслушает. А потом запрёт. В подвале. Эксперимент Цунаде был прерван, но его всё равно придётся завершить. Может быть это и бесчеловечно: дать такую передышку Узумаки, но больше выносить его рваный шёпот он не мог.
Наруто напрягает скулы, заставляет язык двигаться.
- От… тебя… гнилью несёт. Что ты делал у Орочимару?
- А? – Учиха растерялся. – Какой гнилью? Что ты несёшь, Узумаки?
- Убийца, - вдруг убеждённо говорит Наруто. – За тобой стоят все твои трупы. Они смотрят, как ты идёшь и ждут, когда ты споткнёшься…
- Пасть закрой, - цедит Саске, больно сжимая его запястья. Учиха быстро пришёл в себя, и волной накатила злость. Узумаки нёс редкостную чушь, это был бред больного на всю голову психа. А если честно, ведь страшно стало? А, Саске?
Учиха мотнул головой, выкидывая ненужные мысли и отпустив Наруто, встал с кровати. Узумаки медленно приподнялся, осторожно опираясь на дрожащие локти. Истощение когда-то сильного тела настолько бросалось в глаза, что даже у Учихи проснулось нечто, при долгом рассмотрении похожее на сострадание.
- Сиди здесь, - велел он неуверенно подобравшему под себя ноги Наруто. – Я сейчас вернусь. Не вздумай подходить к окну.
Чем кормят оголодавших? Сам Учиха никогда не голодал и тех, кто занимался подобными вещами, тоже не встречал. Но выпутываться было надо. Стоп. Зачем он это делает? Если Цунаде узнает, что он нарушил приказ… Да, и Узумаки. Какой смысл его сейчас кормить, если это всё - всего лишь секундная передышка, и Учиха всё равно собирается запереть его меньше чем через час? Это издевательство. Он дорвался до тепла. До нормальной кровати. До еды. И после этого опять скинуть его в темноту на ледяной пол?
В комнате послышался шорох, Саске быстро оказался у двери и тихонько заглянул в неё. Наруто лежал на кровати, свернувшись клубочком, и кутался в тонкую простыню. Изо всех сил наматывал на себя материю, утыкался носом в колени и сворачивался так, чтобы было ещё, ещё теплее. Перемёрзший в сыром подвале, неожиданно оказавшийся на мягкой постели, он не задавался вопросами. На них просто не было сил. Нужно было согреться. И он грелся. Дышал, укрывшись с головой простынёю, и дыханием пытался согреть воздух.
А похрен на Цунаде… Пусть остаётся…

* * * * *

Он никогда не забудет, как его убивали. Как он пытался дышать воздухом, а дышал почему-то спёртой влагой. Как по ночам ему снился свет, а, открывая глаза, он даже не был уверен, что открыл их, настолько вокруг было темно.
Он не был уверен ни в чём. Не знал, сколько прошло времени и как будто выпал из жизни. Водянистой мглой затянуло всё вокруг. Перекрыло кислород и сдавило нервы. И видения. Бесконечные видения, сны и шорохи, паутиной выползавшие из каждого угла. И ему казалось, что пройдёт совсем чуть-чуть времени, и он превратится в истлевшее, выбеленное, обесцвеченное существо со склизкой, мокрой кожей, морлока из заросшего травой колодца. У него будут блестящие влажные глаза, которыми нельзя будет смотреть на солнце, и он будет обитать в этом подвале вечно, слизывая со стен воду.
Что-то тогда перевернулось в душе. И видения понеслись со страшной силой…

* * * * *

Наруто вздрогнул и проснулся. Мягко. Боже, как же мягко… Он неуверенно потянулся и выбрался из свитого за несколько часов копошения гнезда. Он действительно сидел на кровати, в совершенно нормальной комнате с царившим матовым полумраком. Шторы на окне были плотно задёрнуты, но Наруто понял, что сейчас глубокий вечер.
- Проснулся? – тихо спросили слева.
Узумаки вздрогнул и повернулся на голос. Саске стоял в дверях, прислонившись к косяку, и смотрел задумчиво и спокойно. Стоп… Он уже просыпался в этой комнате… Сегодня… или вчера. Точно просыпался! И Саске был тут! И пахло чем-то… отвратительным…
- Гниль, - выдохнул Наруто. Плечи передёрнулись от пронесшихся мурашек.
Учиха нахмурился.
- Опять ты за своё? – мрачно спросил он. – Не надоело ещё нести бред?
- Цунаде разрешила меня выпустить? – сказал Наруто.
Саске передёрнулся. Наруто напрягся, ожидая приговора.
- Нет.
Вырезать сердце.
- Нет, она не разрешала.
Вырезать сердце, почему же так больно?!
Наруто на секунду закрывает глаза. А когда открывает, Учиха вздрагивает.
- Тогда почему? Зачем ты меня выпустил?
Саске молчит.
- Ты знаешь, скольких я убил?!
Чёрные глаза смотрят почти с вызовом.
-Не больше, чем я… Так ведь?
Наруто задыхается. Голос.
Голос, слух, зрение, осязание – всё на пределе. Нет сил чувствовать эту кровать, нет сил видеть комнату вокруг – это первое, что он видит за долгое время. Барьеры расшатаны, сметены, раздроблены в щепки. Заткнитесь, грёбаные голоса, заткнитесь!
«Ты глянь, выпустил… Думает самый умный. А то, что ты чудовище вроде как и не замечает. Благородство так и прёт, великодушием заливает… мы ему не верим, правда ведь?»
- Правда, - шепчет Узумаки.
Саске помрачнел. Это ещё что за слова в пустоту пошли? Или он про убийства?
- Давай, поешь, - распорядился Учиха, кивая на тарелку на тумбочке у кровати. – Потом разберёмся, что делать. Всё потом.
«Ну, конечно, ты же уже понял, чего хочешь?»
Наруто коротко глянул на Учиху, но тот выглядел непроницаемым, и было совершенно непонятно, о чём он думает.
А думал Саске о том, как он влип. Вытаскивать Наруто из подвала было делом рискованным, но как-то так получилось, что тогда ему это даже в голову не пришло. Тогда он просто нёс его на себе до ванной, позволил держаться за себя в душе и с болью разглядывал белую ледяную кожу. Призрак с блёклыми глазами.
И Цунаде его убьёт, если узнает. А чтобы она не узнала, нужно запереть его обратно. Но как его запрёшь? Как его запрёшь такого?!
Наруто поднял голову от тарелки. Он почти ничего не съел, видимо организм отказывался принимать пищу. Сжавшийся в комок желудок её просто не воспринимал.
- Запри меня обратно, - твёрдо сказал Узумаки, глядя Саске в глаза.
Учиха поднял левую бровь.
- Если узнают о том, что ты меня выпустил, - старательно выговаривая слова, произнес Наруто, – Цунаде тебя живьём сожрёт. И не надо мне гнать про то, что Орочимару научил тебя паре крутых техник, с которыми ты её одной левой. Это неприятности. И неприятности крупные. Я всё понимаю. Спасибо тебе, Саске. Запри меня обратно.
И Наруто приподнялся. Сполз на свои тощие, трясущиеся ноги с кровати, как будто собирался прямо сейчас идти обратно в подвал. В темноту.
- Я не знаю, что я там тебе такого наговорил, что ты меня выпустил, - пробормотал Наруто, глядя в пол. – Но это, скорее всего, просто бред, так что…
- Голодный, - мрачно сказал Учиха.
- Что? – растерялся Наруто.
- Бред, - уточнил Саске. – Голодный бред. Когда организм начинает пожирать внутренние органы. Крыша едет знатно, но лично мне на это наплевать. Если они тебя до этого довели, то, значит, перегнули палку.
- Они хотят вытащить из меня лиса, - твёрдо сказал Наруто. Его уверенный, непререкаемый голос никак не вязался с хрупким, еле-еле держащимся на ногах, телом.
- Ещё немного, и не из кого будет вытаскивать, - неожиданно злобно сказал Учиха. – Я сам решу этот вопрос с Цунаде, можешь не заморачиваться.
Он сделал шаг вперёд и лёгким движением толкнул Наруто в грудь, отчего тот, охнув, осел на кровать. Реакции были затуплены, а инстинкты заморожены. Тело отказывалось повиноваться. Наруто сглотнул и заглянул в глаза Саске, будто бы искал там какие-то неведомые мотивы, которыми тот мог бы руководствоваться. Но лицо Учихи, как и всегда, было непроницаемым.
- Мне нужно составить отчёт о сегодняшнем дне, - сказал Саске, смотря куда-то в окно. – Ты останешься здесь. Можешь не волноваться - без моего ведома в этот дом не проникнет ни одна живая душа. Просто оставайся в этой комнате и не подходи к окну. Ты сам знаешь, чем это может обернуться.
Наруто молчал. Вспышки воспоминаний мелькали в сознании, как кадры киноплёнки: резко, моментально сменяясь друг за другом и виртуозно перескакивая с пятого на десятое. А потом он вспомнил белое стекло, свои чёрные ладони и дикую боль, пронзившую всё тело. И одновременно с этим была жгучая жажда света, который убивал. Это было нужно, необходимо, токсично, это заливалось в глаза, дурило голову, ни о каком разуме в тот момент и речи быть не могло. Был сумасшедший животный порыв: на коленях подползти к окну и, чтобы всей кожей, чтобы пульсом чувствовать, глотать…
Саске ушёл. В комнате сразу же стало как-то пусто. Комната. Узумаки несмело поднял глаза и огляделся. Настоящая. Светлая. Он может видеть её. Простыни…
Голод и бессонные месяцы сделали своё дело - Наруто отключился, едва коснувшись головой подушки. Всё, что он успел, это вдохнуть приятный, спокойный запах этого дома. Саске решит проблему? Пускай. Чёрт знает, чему он научился у Орочимару…

* * * * *

- Ничего необычного не происходило? – поинтересовалась Цунаде, мельком просматривая отчёт. – Никаких подозрительных шумов, криков?
- Я уже говорил, что вы его убиваете, - как можно спокойнее проговорил Саске. – Он просто сидит, прижавшись спиной к стене, и не разговаривает. Вообще. Это – не нормально.
- Ну, что нормально, а что нет, решать не тебе, - отозвалась Цунаде, не отрываясь от чтения. – Сейчас можешь идти, но имей в виду: вечером к тебе заглянет Сакура.
- Харуно? Зачем? – скучающим тоном поинтересовался Саске.
- Нужно же думать, как продолжать твой род, раз уж ты здесь… Она – достойная кандидатура. Посидите, пообщаетесь, может быть, наконец, поймёшь, чего тебе для счастья не хватало…
- Мне для счастья… не хватает покоя, - как можно более безразлично ответил Учиха.
- А мне – нет, - отрезала Цунаде. – Всё! Иди.
Уже на улице он наткнулся на Сая, который что-то задумчиво разглядывал, высоко задрав голову. Саске молча прошёл мимо.
- Постой, - позвал Сай, не опуская головы и продолжая рассматривать что-то в небе.
Учиха замер, не поворачиваясь. Саю же было абсолютно всё равно спиной к нему стоят или нет. Сам-то он голову не опустил.
- Нужно отдать… папку… - бесцветно проговорил Сай, и неожиданно повернувшись, поравнялся с Саске.
- Какую?
- С фотографиями. С теми самыми. Если Узумаки выйдет из-под контроля, ты ему их покажешь.
Узумаки, значит? Ну-ну…
- Покажу, - ответил Саске, перехватывая папку за упругий серый бок. Солнце блеснуло на металлических пружинах. – Это всё?
- Пока да, - скучающе отозвался Сай, - если что, я зайду.
- Нет, - возразил Саске. – Ты не зайдёшь.
Сай с интересом покосился на него. Потом отвёл глаза.
- Ладно. Не зайду. Я найду способ, как передать, не беспокойся. И ещё… - прямой открытый взгляд, улыбка на плотно сомкнутых губах. – Ты мне не нравишься.
- Взаимно, - пробормотал Саске, уже в одиночестве стоя посреди улицы.

* * * * *

Наруто спал, свернувшись под тонкой простынёй, и Саске озабоченно подумал, что этого явно мало. Он наверняка в этом подвале себе все органы переморозил. Нужно достать одеяло.
А вот фотографии… До этого Учиха просматривал их только мельком.
Кровавое месиво. Самая настоящая жуть. И руины.
Быстро же всё восстановили, и двух неделей не прошло. Оперативно они. А вот это здание… Вот это здание он вообще не помнил… Не было в деревне тогда таких красивых, высоких зданий. А то, что оно было высоким, сомневаться не приходилось. Как же давно он здесь не был, если не узнаёт родную деревню?
И дети… Сколько детей. Как будто специально сплошные дети, чтобы потом можно было рыдать над этими фотографиями. Ну, Кьюби… в самое сердце бил, неудивительно, что Наруто пошёл на добровольное заключение.
- Ты чего там рассматриваешь? – сонно спросили его из-за плеча.
Мысленно поздравив себя с тем, что даже больного и увечного не услышал, Саске захлопнул папку и, встав, закинул её в ящик стола. Наруто стоял и медленно моргал, держась рукой за простынь, в которую был замотан.
- Саске, а куда ты дел мою одежду? – пробормотал он.
- Я сейчас что-нибудь найду. Посиди здесь, Узумаки.
Наруто опустился на стул и рассеянно оглядел рабочий стол Саске. Кипы бумаг и документов были аккуратно разложены по стопочкам, а ручки и карандаши были расставлены с хирургической точностью и знали своё место. Комната была странно безликой. В ней не было ничего лишнего. Даже скучно как-то…
- Держи, - Саске впихнул ему в ослабшие руки светлые джинсы и белую рубашку. На колени легло бельё, и Наруто, на секунду смутившись, коротко поблагодарил его. Саске хмыкнул, глядя на порозовевшие щёки Наруто, и отошёл в другой конец комнаты, отвернувшись.
Узумаки медленно натянул непослушными пальцами бельё и джинсы, но столкнулся с неожиданной проблемой в виде кнопки над молнией. Защёлкнуть её не хватало сил. Пальцы просто не могли надавить с нужной силой, и Наруто покрылся потом от бессилия и унижения. До чего дошло… Какая-то кнопка. Представив, что нужно будет полчаса мучиться с каждой пуговицей на рубашке, Узумаки едва не взвыл. Да как же так получилось, что он, сильнейший шиноби деревни, не в состоянии даже одеться самостоятельно!
Пальцы соскальзывали с гладкой поверхности кнопки, а Наруто продолжал упрямо пытаться застегнуть её. Руки дрожали, дыхание сбивалось и хотелось орать от собственной беспомощности.
Саске, почуявший что-то неладное, обернулся.
- Помочь? – спокойно спросил он, глядя на безуспешные попытки Узумаки, на судорожно вздымающиеся плечи, на отчаянные голубые глаза. Цвет понемногу возвращался, и это уже не были серые, безликие провалы.
Наруто прекратил возиться с кнопкой и, не поднимая головы, замер. Потом медленно и тяжело кивнул. Саске опустился рядом с его стулом на колени и ловко защёлкнул кнопку. Поднял глаза. Наруто смотрел в стену.
- Давай рубашку, - спокойно сказал Учиха. – А то ты и с ней ещё час возиться будешь.
Узумаки словно током ударило, но он послушно протянул руки и влез в рукава. Молча, смотрел куда-то над головой Учихи, пока тот застёгивал пуговицы.
- Эй, Наруто, - Саске дёрнул его за светлую прядку. Дёрнул, а у самого мелькнула сумасшедшая мысль, что сейчас с этих выбеленных тьмой волос посыплется пепел.
Узумаки перевёл взгляд на него и попытался улыбнуться. Губы дрогнули, но расползаться в улыбку категорически не хотели. Что-то в нём сломалось. Не сам Наруто, но какая-то деталь, точно…
- Вечером… ко мне должна прийти Сакура, - начал Саске, прямо глядя ему в глаза. Взгляд Наруто мгновенно стал растерянным. – Ты в это время будешь сидеть в своей комнате и не высовываться. Если она поймёт, что я тебя выпустил… короче, пока это нам не нужно. Ты понимаешь меня?
Наруто с трудом кивнул.
- Замечательно, - Учиха поднялся с колен. – Сейчас пойдём на кухню, поешь.
- Я не хочу, - вяло огрызнулся Узумаки.
- А мне плевать, - отрезал Саске. – Надо. «Надо защищать Коноху», это ты понимаешь? Так вот, «надо есть» равносильно «надо защищать Коноху». Понял?
- Саске, что с тобой? – спросил Наруто, недоуменно поднимая глаза.
Учиха не ответил, помог ему подняться, выслушал адрес, по которому его послали и, не обращая внимания на дальнейшие пререкания, потащил на кухню.
Ел Наруто мало, но всё-таки ел, и это вселяло надежду, что он быстро поправится. Ложка в его руках ходила ходуном, а кормить он себя не позволял. Саске пожал плечами и просто смотрел на него. Узумаки не замечал этого взгляда, в данный момент он был полностью сосредоточен на том, чтобы не разнести суп по всей кухне.
- Почему ты не возвращался? – спросил он глухо. – Я столько времени за тобой бегал.
Саске пожал плечами.
- У меня были причины. Дела.
- А сейчас?
- Я убил Орочимару. Дела закончились автоматически.
Наруто недоверчиво покосился на него. Учиха, вынырнувший из темноты тогда, когда все вокруг отвернулись, когда друзья предали и забыли, был его единственной ниточкой, связывающей погибающее сознание с реальностью. Был дорогой жизни, дал ему опереться на себя и идти, поддерживая там, где он мог упасть. Забота Саске была чем-то инородным и странным, но она была, и Наруто не понимал, когда Учиха успел стать таким.
- А мы с Саем напились… тогда… перед дождями… - Наруто нервно дёрнул плечом и неуверенно улыбнулся.
- Первый раз что ли? – хмыкнул Саске.
- Ну, я - вообще-то да, - признался Узумаки. – Интересно было. И весело, - он улыбнулся шире и глаза на секунду затуманились воспоминаниями. – Мы тогда с ним болтали о чём-то…, Не помню, о чём… - неожиданно улыбка Наруто исчезла, и мечтательное выражение будто бы стёрлось с лица. – И от него несло гнилью… - отрешённо разглядывая стол, сказал он.
Учиха насторожился.
- Уверен? Слушай, может у тебя токсичные галлюцинации? Вы ничего там не нюхали?
- Нет! – вспыхнул Наруто. – Я бы никогда!
- А кто тебя знает, - огрызнулся Саске. – Тебе ведь «интересно»? А пили что? Может оттуда всё и пошло? Может оттуда и сорвавшаяся печать? Что он в тебя влил?
- Да ничего он не вливал! – почти закричал Наруто. – Он тоже пил, сам! Столько же сколько и я!
- Тогда в чём дело? – грубо спросил Саске. – Запах ведь был уже тогда?
- Не знаю! Но Сай тут не причём! – обиделся Наруто и уставился в стол, нервно теребя край салфетки.
Несколько минут они сидели в глухом молчании, и Саске следил за тем, как тонкие пальцы разрывают белую ткань. Потом глубоко вздохнул, как бы подводя итоги, и поднялся.
- Давай в комнату, - сказал он. – Сакура скоро придёт.
Узумаки устало кивнул и, с какой-то обречённостью во всей своей позе, поплёлся по коридору.

* * * * *

Саске не понял, как проморгал её. Он не понял, когда она вошла и какого чёрта попёрлась гулять по его дому. Видимо, она не обнаружила хозяина и отправилась его искать. И, конечно же, наткнулась на Наруто. В светлых джинсах и белой рубашке. На кровати. Спящего.
Там её и застал Саске. А она повернула к нему свою розоволосую голову и одними только глазами показала на дверь. Они тихо вышли и, прикрыв её за собой, пошли на кухню. Там Сакура решительно заперла дверь и подошла к окну с задёрнутыми шторами.
- Ну? – мрачно спросила она. – И что ты этим доказал?
Саске не ответил, лишь насмешливо приподнял бровь. Ему ничего не нужно было доказывать.
- Выделился из серой массы? – голос Харуно гневно дрожал и Учиха нахмурился. Что-то было не так.
- Он почти сошёл с ума, - спокойно произнёс он. – Его нужно было вытаскивать. Нужно, а иначе вы получили бы в своё расположение труп и ничего больше.
- Мы должны были…
- Вытащить лиса? – насмешливо поинтересовался Саске. - Ещё чуть-чуть и вам не из кого было бы его вытаскивать.
Сакура повернулась к нему. На неё было жалко смотреть. Глаза были уставшие и потухшие. Губы дрожали, и она нервно заламывала пальцы, но, кажется, не замечала этого.
- Ты вытащил его… - прошептала она.
- Вытащил. Сакура, ты же сама видела от него остались кожа, да кости. Там ничего уже от прежнего Наруто не осталось, ты бы слышала, какую чушь он нёс мне через дверь!
- Саске… - Сакура спрятала лицо в руках, плечи её вздымались от рыданий.
- Он ни стоять, ни сидеть не мог! Еду в него пришлось запихивать! Я понимаю, что вы решили ему помочь, но вы его практически убили!
- Саске… - всхлипывала Сакура, безуспешно пытаясь вытереть слёзы.
- Он спал два дня подряд почти без перерыва, просто потому, что оказался на обычной кровати! Он к свету рвётся, как ненормальный, и даже одеться самостоятельно не может!
- Саске… ты…
- Во что вы превратили лучшего шиноби? Вашу гордость! Зачем Сай отдал мне эти фотографии?
- Саске… Саске… ты… идиот!
Учиха замер. Сакура больше не плакала. Она была в тихом, безмолвном бешенстве.
- Ты кретин, Учиха! – прошипела она.
Саске молчал. Что-то не так. Чёрт возьми, что?!
- Ты эти фотографии вообще видел?! Я могу понять, что купился ты, тебя слишком долго черте где носило, но как купился Наруто?!
- Купился? – догадка была молниеносной.
- Купился! – почти закричала Сакура. Потом бросила короткий взгляд на дверь и быстро зашептала. – Ты что не понял? Ты чем смотрел?! На этих фотографиях не наша деревня! И дети не наши! Мы специально фотографии пострашнее выбирали, чтобы Наруто поверил! Не стал бы лис на каждого ребёнка размениваться, не стал! Нам только убедить нужно было, напугать, чтобы сам поверил, чтобы сам пошёл, добровольно!
- Какого чёрта? – прошипел Саске. – Что это за балаган? Что вы тут устроили?
- Всё фальшивое! Фотографии, отношение жителей, приказ Цунаде. Всё, что было сказано тебе – ложь!
- Что вы замышляете? – процедил Учиха. – Цунаде на старости лет решила состряпать интрижку?!
- Тебе придётся самому с ней говорить, - покачала головой Харуно.
- Возможно, - выдохнул Саске, изо всех сил старясь успокоиться. – Но сейчас я хочу услышать это от тебя.
- Всё просто, - пожала плечами Сакура и облокотилась о подоконник. – Я не знаю, зачем понадобилось от тебя это скрывать. Думаю, тебе понравится...
Наруто за дверью вздрогнул и окончательно сполз на пол. Внутри что-то перевернулось. Сакура…

Источник: http://www.diary.ru/~Nitcka/
http://narutoyaoi.ru/publ/fanfiki/saskenaruto/okno_naiznanku_glava_2/41-1-0-5757

Источник: http://narutoyaoi.ru/publ/fanfiki/saskenaruto/okno_naiznanku_glava_2/41-1-0-5757

Категория: Яой\Юри | Добавил: Амелия (15.12.2009)
Просмотров: 1473 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/3 |
Всего комментариев: 2
2  
чем всё закончилось?

1  
блин...классно!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Вторник
17.01.2017
22:07
Категории каталога
Общие [175]
Романтика [50]
Юмор/Стеб [24]
Приключения [9]
Монологи [2]
Яой\Юри [8]
Хентай [5]
Драма [6]
Трагедия [3]
Стихи [13]
Конкурс фанфиков [11]
ЗАКРЫТ!
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Друзья сайта

    Наш новый сайт:



    Rambler's Top100
    Бонус Конохи:

    Получить WMR-бонус на свой кошелек!

Манга
Манга
(все тома)
- Новый том;
- Скачать тома;
- Смотреть тома.
Статистика

В селении всего: 9
Гостей: 7
Жителей: 2
Archiesal, Denesevog
Наш опрос
Сильнейший клан
Всего ответов: 2836
Мини-чат