Курс на соблазнение, 7 глава - Общие - Фанфики - История поселения - Коноха

История поселения

Главная » Статьи » Фанфики » Общие

Курс на соблазнение, 7 глава
7 глава: Вопрос на засыпку
Сакура ехидно оскалилась, глядя на потерянное лицо кента. Она на автопилоте сунула камеру в карман. Её взгляд скользнул по нему, выискивая последствия приключений.
- Чего скалишься? – Шика сконфузился до предела, заметив пристальный взгляд. Он застыдился перед Сакурой за свою опрометчивость и беспечность. Шиноби потупил взгляд, и смущенно заковырял носком босоножка в земле. Сакура внутренне торжествовала: он выглядел точь-в-точь как напроказивший щенок, но выстругивать его в мелкую стружку она не собиралась – времени осталось в обрез.
Она подошла к нему, и поцокала языком. Шикамару смутился еще больше.
«Сейчас будут бить. Возможно, даже ногами», - он собрался вынести наказание с достоинством, как и подобает шиноби мужского пола деревни Скрытого Листа. Сакура сложила пальцы в печать, концентрируя чакру. Шика съёжился, переживая за свою жизнь.
В зелёных глазах черти исполняли разудалую джигу; Сакура, сделав хмурую рожицу, двинулась к Шикамару. Он гордо выпрямился, с вызовом смотря на напарницу, но, помимо воли, по лицу пробежала тень страха за будущее, ноги заходили ходуном, как у гавайской танцовщицы.
«У тебя ни стыда, ни совести», - подала голос совесть. «Он и так весь трясется, ещё и ты издеваешься».
«Потухни и сиди молча», - огрызнулась девушка. Совесть недовольно потухла.
Шика зажмурил глаза в ожидании хорошей встряски, но вместо этого ощутил лёгкое прикосновение пальцев к шее. Он с удивлением, и немалым облегчением воззрился на ученицу Тсунаде.
- Убить тебя я всегда успею, - процедила сквозь зубы Сакура, с помощью медицинских дзютсу ликвидируя следы недавней оргии. Засосы и укусы испарялись под воздействием исцеляющей чакры.
Шикамару переминался с ноги на ногу.
- Сакура, я говорил тебе, что не стоит ноги брить, у меня раздражение. Лучше бы я колготки надел, - ниндзя почесал ногу.
- Для повышения уровня защиты, - поддела за живое Сакура.
Шикамару промолчал, предпочитая не совать гвоздь в розетку.
- Тебе смешно, а я как ходить буду? Оно ещё и чешется, - Шика захныкал, осторожно потирая раздражённую кожу.
Сакура заметила, что на ногах Шурочки проступили багровые полосы, портящие товарный вид, и ей ничего не оставалось, как снять покраснение медицинской техникой.
- Класс! Я заново родился, - ниндзя потянулся, разминая затёкшие косточки, Сакура довольно улыбнулась.
«Я тоже так снимаю последствия бритья», - но она промолчала, не выдавая тайны мастерства.
- Почему ты не снимешь эту тряпку? – ниндзя брезгливо скривился.
- У меня тут склад боеприпасов, - парировала девушка, сканируя плащ на наличие шерстяных и блохастых сюрпризов.
- Ага, мышь, - усмехнулся шиноби.
- Она тебя спасла от изнасилования с последующим расчленением, - подпустила шпильку Сакура.
Против лома нет приёма, и Шика замолчал, сцепив руки по своему обыкновению, когда его голова прорабатывала варианты решений.
Несмотря на недавнюю переделку, он быстро собрался с мыслями, и к нему вернулась первоначальная решимость довести операцию до успешного финала, чем несказанно вдохновил напарницу на новые подвиги.
Сакура, пока Шикамару обдумывал положение дел, занялась приведением себя в божеский вид после пережитого. Плащ из ярко-красного трансформировался в серо-красный, чулки уползли в район колен. Девушку мучила мысль, как она выглядит сзади, не висит ли там живописный кусок паутины, или что-нибудь ещё в том же духе, но она боялась спугнуть глупой просьбой мысли Шикамару.
Парочка давно сработалась, и научилась понимать друг друга с полуслова, с полужеста. В сериале Шикамару работал с Ино и Чоджи; в действительности они редко работали вместе, хотя, как и в сериале, были закадычными друзьями. Сакура своим взрывным характером тормошила Шикамару, а тот, в свою очередь, остужал буйную розоволосую голову куноичи философским спокойствием, к тому же их техники отлично сочетались: пока Шикамару удерживал неприятеля Теневым Захватом, Сакура выбивала нужную информацию.
Они встретились взглядами.
- Ты думаешь о том же, что и я? – Сакура вопросительно подняла бровь.
- Похоже, что да, - Шикамару тяжко вздохнул. – Нам нужен Бьякуган.
- Как привлёчем Хинату? Она экзотичный вид куноичи, банальностью вроде бесплатного концерта Раммштайна её не заманишь, - Сакура, пыхтя, перешнуровывала сапоги.
Послышался мелодичный смех, будто зазвенели серебряные колокольчики; шиноби навострили уши в поисках источника звука.
На шпиле центрального энергоблока деревни материализовался Наруто, из одежды на нём были только кроссовки и волосы. Полностью обнаженная мускулистая фигура отчётливо вырисовывалась на фоне чёрного неба, усыпанного бриллиантовыми мириадами звёзд. Джинчурики Девятихвостого напрягся, вглядываясь в горизонт, словно тигр перед прыжком, сорвался с места и понесся по крышам, переливаясь бронзой в лунном сиянии. Он исчез; но ещё долго в тишине ночи звенел серебристый смех Наруто Узумаки.
- Наруто вышел на охоту, - протянула Сакура.
- Появление Наруто в рабочем виде означает, что Саске уже забаррикадировался, - пробормотал Шикамару, но Сакура пропустила мимо ушей столь необходимую для неё информацию.
- Догоним и поймаем?
- Теневой клон, - бросил Шикамару. – Настоящий вряд ли будет в этом районе, здесь дом Хокаге.
Сакура никак не могла выйти из транса после переделки с Копирующим, но это был сущий пустяк по сравнению с рухнувшим на их головы геморроем: Неджи выбыл из операции из-за слабой нервной системы, но Бьякуган был просто необходим – Гондайме обладала непостижимым мистическим чутьём на своевольства, а кроме неё, ничто не могло полностью сорвать операцию по сведению Саске и Наруто. Оставался один выход – пригласить Хинату, так как только Бьякуган мог оперативно засечь вторжение нежеланных посетителей, во-первых, без лишнего шороха, во-вторых, он охватывал местность тотальным контролем радиусом около двух километров и не зависел от метеоусловий, в-третьих, требовалась помощь Хины, потому что выследить Наруто, когда он охотился, была та ещё задачка.
Шикамару, сидя на корточках, хитро прищурился.
- Помнится мне одна история…
Flashback. Три года назад
Хиаши сидел за столом в родовом особняке Хьюга. Напротив него, взгромоздившись на стол, заваленный важными бумагами, восседала Хината. Хиаши с тоской взирал на свою дочь, наследницу клана, и его сердце сокрушалось, потому что по горькой иронии судьбы именно она должна была стать его преемницей.
- Папа, ну пожайлуста,- со слезами в голосе произнесла Хината.
- Доченька, это чистой воды безумие,- попытался образумить дочь Хиаши.
- Почему? – капризно взвизгнула Хината, воинственно наклоняя голову, словно собираясь боднуть отца ирокезом. Отец с радостью бы отнёс ее каприз к приколам переходного возраста, но, увы, Хината с самого детства вела себя непредсказуемо, и эта черта характера с возрастом проявлялась всё ярче.
- Почему ты не хочешь завести собачку, или кошечку, или просто хомячка? – отец отчаянно взывал к её здравому смыслу.
-Батя, у тебя ни ума, ни фантазии, - дочь презрительно фыркнула и отвернулась.
«Вот полоумная, - скорбно подумал Хьюга, - эта зверюга изведёт нас всех».
- Либо зверь, либо я устрою голодовку, - Хината, поставив ультиматум, спрыгнула со стола, сметая бумаги цепями и браслетами. Она прошествовала к двери, гремя металлом, обернулась через плечо, полюбовалась траурным выражением лица родителя, незаметно улыбнулась, и вылетела в коридор, громко хлопнув дверью. Со стены сорвались на пол роскошные рога северного оленя. «Началось хождение по мукам», - Хиаши со стоном уронил голову на руки.
Вечером Хината упилась в дым, выкинув очередную выходку в ночном клубе. Её пытались скрутить двое полицейских из клана Учиха. Пьяная девица умудрилась одному сломать челюсть, другого затащить на сцену и раздеть до нижнего белья, предварительно насильно влив ему в глотку флягу абсента. Окружающие даже не пытались предотвратить безобразие: они прекрасно видели, что с хулиганкой не справились двое из элитного клана бойцов, к тому же всем было очень весело. Через пятнадцать минут принеслось подкрепление, бешено вращая шаринганами, но было поздно: бедняга совершенно не вязал лыка и валялся под барной стойкой, во всю ивановскую распевая песни непристойного содержания. Когда её все-таки повязали, она их обозвала странным словом «укурки».
«Укурки» оскорбились, забили стрелу, и потребовали компенсацию за моральный ущерб. «Ведь обещала всего лишь голодовку», - Хиаши рвал на голове волосы от отчаяния, читая официальное заявление, присланное надменными Учихами. Хиаши титаническими усилиями уладил конфликт. Переговорами лично руководил Третий Хокаге со старейшинами: разборки между двумя сильнейшими кланами Конохи были им ни к чему, тем более, враги не дремали, и могли напасть в любой момент, воспользовавшись размолвками в деревне. Это обстоятельство подстегнуло переговоры, и всё закончилось полюбовно.
«Она из-за зверя так убивается?» - устало думал Хьюга, направляясь в участок, где Хината должна была отбывать наказание в течение тридцати суток. Дело в том, что не прошло и дня, как ему позвонили и сказали, что он может её забирать. Хиаши изумился, почему так быстро, но в трубке пробурчали что-то вроде «Вам лучше знать». «Этот кошмар из-за чёртовой хвостатой твари», - думал Хьюга, паркуя машину в неположенном месте возле здания тюрьмы.
Ему сказали, что камера Хинаты в самом конце коридора. Встречные изумлённо смотрели ему вслед, и Хьюга не знал, куда деться от стыда. Он кожей ощущал всеобщее осуждение и недоумение. «Какой позор на старости лет», - на глаза главы клана Хьюга непроизвольно навернулись слёзы. Хиаши подошёл к решетке, и увидел, что Хината сидит на полу, жуя жвачку. Ирокез демонстрировал её боевой настрой, торча пистолетом. Он заглянул вглубь камеры: остальные заключенные пугливо жались по углам. К нему подошел полисмен – а он тоже оказался Учихой, его улучшенный геном выдавала кровавая радужка глаз, - и забренчал связкой ключей, возясь с упрямым замком, упорно не желавшим открываться. Хиаши услышал осторожный шепот полицейского:
- Слава богу, вы пришли. – Он бросил короткий взгляд на паршивку, но она сидела по-прежнему неподвижно, уставившись в потолок. Парень еще больше понизил голос:
- Она заключенных терроризирует, они на неё жалуются, а мест у нас нет, так что перевести её мы не можем.
- Возьмите ее к себе на работу, - наивно предложил Хьюга, - она быстро наведёт порядок.
- Так они ничего плохого не вытворяют, - ответил полицейский. – Сидели себе тихо, играли в шашки, пока не привели эту бестию. Она им с порога: «Ну что, уголовнички?» - Вот такая ботва, - заключил он, закончив возиться с дверью.
Полицейский открыл решетку, Хината томно посмотрела на парня огромными кристально-серыми глазищами. Он отступил назад, пропуская отца Хинаты в камеру.
- Пойдем, доченька, домой, - ласково обратился к ней отец.
- Не пойду, - заерепенилась Хината. – Мне тут нравится, - она обожающим взглядом обвела тюремные стены, заключенные сбились в кучку и умоляющими глазами смотрели на Хиаши. Он искренне им посочувствовал.
- Поговорим дома, - он буквально вытащил её из камеры за руку.
- Не хочу,- Хина ухватилась за решётку.
- Молодой человек, - она обратилась к Учихе, стреляя глазами, - меня уводят. Вы будете скучать по мне?
Хината испытывала противоречивые чувства к Учихам. С одной стороны, она их обожала, потому что они были классными парнями, с которыми можно и потусить, и смело идти в разведку; с другой стороны, их увлечение наркотиками было колоссальным минусом, поэтому и обозвала их укурками, и неоднократно колошматила, чтобы брались за ум, но, к сожалению, она потерпела поражение: Учихи накуривались, ловили галюны, после чего у них прорезался Мангекью Шаринган, и они съезжали с катушек. Уцелел только Итачи, и то, только потому, что за контрабанду конопли его лишили прописки с последующей депортацией из Листа.
Шаринганы потухли, полицейский растерялся, не зная, что ответить.
- Не тушуйся, пупсик, не то прокиснешь, - Хина повисла на решетке, внимательно наблюдая из-под кокетливо опущенных ресниц за тем, как лицо парня сменяло окраску с зеленого на мертвенно-бледный.
- Ты меня в гроб вгонишь раньше времени, – Хиаши схватился за голову.
«Папу жалко, но я ничего не могу с собой поделать», - подумала Хина, отпуская, однако, решетку.
Полицейский вжался в стенку, давая им пройти.
- Сочный персик, - Хината ухитрилась на ходу шлепнуть полицейского по заднице, подмигивая ему, и плотоядно облизываясь. Как только они прошли дальше к выходу, парень облегчённо стёк по стеночке. Хиаши ускорился, таща её за собой, словно шальную козу на верёвочке. По дороге Хината отправила мусорную урну в дальний перелёт, разбив окно. Хиаши в уме высчитывал, во сколько ему обошелся бы ремонт тюрьмы, задержись она здесь на месяц. Сумма получилась астрономическая – голова пошла кругом. Пока они топали к выходу, она не проронила ни слова, а Хиаши не знал, что ей сказать помимо нотаций. И только когда они вышли во двор, она крикнула:
- I’ll be back!
Хиаши боковым зрением увидел, как стоявший возле окна на втором этаже начальник тюрьмы подавился бутербродом, и упал в обморок.
Машина только-только остановилась во дворе особняка, и из салона пушечным ядром вылетела Хината, и понеслась к себе в комнату; грянула музыка группы Scorpions, и задребезжали стёкла в домах всего квартала. В окне соседнего дома появилась бабуська и истошно заорала, перекрывая ором музыку:
- Засранка херова! Вырубай музло, мне Эминема не слышно!
У Хиаши перехватило дыхание. «Что сейчас будет», - он с любопытством посмотрел на окно Хинаты, ожидая ответной реакции.
Она не заставила себя долго ждать: Хината высунулась из окна, по-прежнему жуя жвачку. Бабка продолжала орать:
- Рокерша херова!
Очи Хинаты сверкнули праведным гневом.
- Кое-кто сейчас уронил мыло, - упавшим голосом произнёс Хиаши, наблюдая из автомобиля за сценой. Разборка привлекла охочих до склок зрителей: к оконному стеклу за спиной куноичи прилипла мордочка Неджи, смахивающая на поросячий пятачок, из соседних домов высунулись крайне заинтересованные морды соседей с горящими глазами в предвкушении концерта. Престарелая реперша лет десять напрашивалась на хорошую трёпку, наезжая на клан Хьюга, мол, они за ней подглядывают с помощью Бьякугана, когда она переодевается. А тот факт, что высматривать что-то сексапильное уже шестьдесят лет назад было слишком поздно, она игнорировала, развлекая всю округу криками в три часа ночи:
- Он за мной подсматривает, а я сейчас разоблачаюсь! Похотливый самец!
«Задолбала, урюк сушеный», - Хина просчитывала ответный ход. «Старая перечница», - девушка заметила дисгармонию в фейсе соседки, губы скривила нехорошая ухмылочка.
Предусмотрительный братец убавил громкость, дабы услышать ответ сестры, зрители затаили дыхание, ожидая развязки.
- Бабуся, у вас вставная челюсть выпала,- невозмутимо произнесла Хина.
- Да как ты смеешь оскорблять пожилых людей! – скандальная хрычовка оборвала сама себя на полуслове, обнаружив, что протеза нет на надлежащем месте. Она злобно зыркнула выцветшими глазами, подведёнными черной краской, в сторону невозмутимой Хинаты, и, кряхтя по-утиному, наклонилась за протезом. С головы свалился черно-розовый парик, демонстрируя зрителям обширную плешь с двумя волосинами в три ряда. Зрители захохотали, отпуская меткие комментарии в адрес лоханувшейся кочерыжки. Она взвизгнула, схватила реквизит, и унеслась в апартаменты, немилосердно шаркая тапочками по полу.
- Дай пять! Изящная работа, - Неджи хлопнул по подставленной ладони Хины.
- Беспантовая кошелка, - с этими словами Хиаши вылез из автомобиля, торжествуя, что победа осталась за ними. Он запарился объяснять жаждущим подробностей коллегам, что он не спец по старушкам, и что это всего-навсего происки вредной склочницы.
Хьюга подошел к комнате дочери, и его начали терзать смутные сомнения в правильности выбранной стратегии смирения бунта. За содрогавшейся от ударов дверью раздавалась стрельба. Он набрал в грудь побольше воздуха и открыл дверь.
Привычно уклонившись от летящих в дартс кунаев, он стремительным шагом прошествовал к Хинате. Та, зависнув на потолке, изучала качество проделанных в деревяшке дырок. На длиннющем шнурке, тянувшемся от джинсов, болталась свинцовая фига; Неджи, уткнувшись в монитор, уничтожал монстров.
- Здоровеньки булы, батяня.
«Она удосужилась поздороваться», - Хиаши хватил столбняк.
- Зик Хайль, дотер, - в голову пришел почему-то дойч, давным-давно позабытый.
Он потоптался на месте, не представляя, с чего начать разговор, и решил начать с обыденной ерунды:
- Доченька, не виси вниз головой, голова заболит.
- Мне так лучше думается,- последовал ответ.
- Ага, мозг из жопы под воздействием гравитации падает обратно в черепушку, - съёрничал Неджи, не призадумавшись о последствиях.
Хината, не целясь, метнула в брательника кунай. Тот ойкнул и схоронился под стол. Лезвие вошло аккурат над его головой, пригвоздив капюшон ветровки к деревянной переборке.
- Так нечестно, - Неджи тщетно старался вытащить нож. – Как ты сумела?
- Тебе проще нырнуть под стол, чем прыгать над монитором, не так ли? – она, выполнив двойное сальто, спустилась с потолка на грешную землю; свинцовая дура, описав широченную дугу, шлепнулась на маковку. Хината не позволила себе такой слабости, как потирание ушибленного места.
Хиаши, улучив момент, когда его храбрость достигла максимума, заговорил:
- Ты же капитан убойного отдела АНБУ! Из-за какой-то блохастой твари ты позоришь сильнейший клан Конохи!
- Вот-вот, какой пример ты подаёшь своим подчинённым, - подал голос Неджи, освобождая одежду от железки, не вылезая, однако, из прикрытия.
- Ты на чьей стороне?! Кто из-за тебя на разборки в академию ходит? От хулиганов кто защищает? – лицо Хинаты взрезала сеть Бьякугана, что само по себе было зловещим предзнаменованием.
- Намёк понял, - Неджи сдуло ветром из комнаты.
Капитан убойного отдела покосилась на стоявшего перед ней уже немолодого мужчину, и ей стало жаль своего отца. Подтянув норовившие свалиться джинсы, она бросилась на шею отцу, свинцовый кукиш змеёй обвил ноги, и они кубарем покатились по полу.
- Я обещаю, что такого не повторится.
- Меняю «Харлей Дэвидсон» на шерстяную вонючку, - выдавил из себя Хьюга, потирая ушибленную при падении макушку.
- По рукам. С вами приятно иметь дело, чёрт возьми, - озадаченно пробормотала Хьюга-младшая.
Хиаши вышел с переговорного пункта довольный как слон. «Наконец-то настали спокойные времена, теперь-то можно с Учихами резаться в карты», - безмятежно насвистывая, он удалился прочь. Хината собрала кунаи, и кинула ножи в ящик к прочим боеприпасам. Она извлекла из ящика открытку «Гринписа» с изображением полосатой зверушки, и нежно прижала к сердцу.
Прошло три года, а фотография монохромного зверя висела в комнате Хинаты; она не забывала свою детскую мечту.
- Только один вариант на сто процентов обеспечивает участие Хины, - с тяжким вздохом произнёс Шикамару.
- Монохромная тварь, - подхватила Сакура.
- У нас только одна проблема. Итак, вопрос на засыпку: как изловить скунса?
Категория: Общие | Добавил: say576 (28.03.2010)
Просмотров: 609 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Вторник
17.01.2017
22:12
Категории каталога
Общие [175]
Романтика [50]
Юмор/Стеб [24]
Приключения [9]
Монологи [2]
Яой\Юри [8]
Хентай [5]
Драма [6]
Трагедия [3]
Стихи [13]
Конкурс фанфиков [11]
ЗАКРЫТ!
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Друзья сайта

    Наш новый сайт:



    Rambler's Top100
    Бонус Конохи:

    Получить WMR-бонус на свой кошелек!

Манга
Манга
(все тома)
- Новый том;
- Скачать тома;
- Смотреть тома.
Статистика

В селении всего: 10
Гостей: 8
Жителей: 2
Archiesal, Denesevog
Наш опрос
Оцените сайт
Всего ответов: 2089
Мини-чат