Фанфик по Soul Eater "Смерть приходит лишь раз" Часть 5 - Общие - Фанфики - История поселения - Коноха

История поселения

Главная » Статьи » Фанфики » Общие

Фанфик по Soul Eater "Смерть приходит лишь раз" Часть 5
Параграф 10. Подымется из моря солнце….

Взрывы веселого смеха означали, что кто-то хорошо проводит время, но время не проведешь! Если выглянуть из-за плотной завесы кустов, то открылась бы вполне мирная картина: река, лесок, опушка и группа студентов на пикнике. На траве лежал цветастый плед, уставленный всевозможными корзинками и корзиночками, из которых пестрым потоком стекали холодный цыпленок и корнишоны, помидоры вперемешку с персиками, виноград в обнимку с сэндвичами, сырные розетки пускались в пляс с оливками, а на мелководье у берега буйками плавали бутылки с колой.
Было не очень солнечно, если не сказать пасмурно, но, тем не менее, тепло, поэтому многие полезли купаться. Вода была в реке того особого серого цвета, который еще называют гридеперлевым, а вдалеке, у излучины, она светилась, отражая прячущееся в облаках солнце, как будто там вот-вот вынырнет НЛО.
Девушки сервировали плед, парни натягивали волейбольную сетку, а отдельные тунеядцы устраивали сражения на воде.
На другом берегу в зарослях лещины отчаянно завопила сойка. Вскоре к ее пронзительным воплям присоединился остальной птичий хор – пернатые надрывались как автомобильная сигнализация. Некоторое время студенты, недоумевая, смотрели в ту сторону, но берег был тих и спокоен, и даже ветер не тревожил низко склонившиеся к воде ветви, поэтому птичьему переполоху никто значения не придал.
Однако, если бы кто-нибудь задержал внимательный взор на стыке темного берега и темной воды, то он бы уловил почти незаметное подрагивание ветвей и широкие круги, разошедшиеся по воде.

Новое утро, нестерпимо жизнерадостное, как, впрочем, и все другие утра, наступало решительными шагами на черный подол ночи и та, спотыкаясь, убегала прочь, подобрав юбки облаков.
Как прекрасно греться в первых лучах солнца, сидя на парапете, когда до занятий еще уйма времени!
Мака притворно сердито закрывала глаза учебником, наслаждаясь утренним теплом. Она откинулась назад, подставляя солнцу щеки и шею.
Соул хмуро оперся на поребрик локтями. Мака выглядела такой довольной, она была женственна и изящна. И это совершенно не укладывалось в его голове! Да, Мака может быть такой на каком-нибудь празднике, на крайний случай в его собственном воображении, как тогда во время боя с Хроной, но совершенно без повода, ранним утром перед учебой?! Мака – зубрила, грубиянка, верный друг, но чтобы… нет, это решительно неправильно!
- Привет!
Рядом стоял Кид, как всегда безупречный в своем черном костюме. Его конвой и эскорт в составе обоих сестер Томпсон также наслаждался пением ранних пташек и ласковым солнцем. Поветрие что ли такое: утром наслаждаться!
- Привет, привет. – Буркнул Соул, не поворачивая головы.
Кид вопросительно посмотрел на Маку, она лишь пожала плечами: Соул сегодня дуется с самого что ни на есть раннего утра. Может не выспался?!
Поскольку Блэк Стар наверняка опаздывает, а значит и Цубаки тоже, то Шинигами-младший начал без предисловий:
- Ну и?

Волейбольный мяч ярко сверкнул влажным боком, прежде чем скрыться за зеленой стеной из ветвей и листьев. Под задорный смех и игривые прибаутки от группы играющих отделилась светловолосая девушка и побежала вслед за мячом. Остальные, пользуясь временной передышкой, направились кто к воде освежиться, а кто к столу – подкрепиться. Шипя как разъяренная кобра, пузатая бутылка Колы нехотя расставалась со своим содержимым. Кто-то из юношей ловко жонглировал пятью мандаринами. Однако же, при всем энтузиазме играющих, нельзя зашвырнуть мяч настолько далеко, чтобы так долго его искать!
Высокий подтянутый брюнет вызвался помочь найти потерю и несколько девиц с завистью проводили его глазами. Жаль, не им повезло оказаться наедине с таким красавцем!
Пробираясь сквозь цепкие заросли, он несколько раз окликнул потеряшку, но как ни странно не получил ответа. Внезапно кусты расступились, и он буквально вывалился на небольшую полянку.
Посреди красовались глубокие борозды, какие обычно оставляет лемех плуга, они шли параллельно друг другу, по три с небольшим промежутком между ними.
Спортсмен недоуменно оглянулся, его внимание привлек продолговатый предмет, выделявшийся белизной на фоне зелени. Юноша подошел поближе и обнаружил волейбольный мяч, продавленный внутрь. Странно, что могло так сплющить отлично накачанный мяч?
Сокрушенно вздохнув, брюнет поднял несчастный мяч. Он был холодный и мокрый как от росы, хотя день был довольно сухой, несмотря на то, что пасмурный. Повертев его в руках, он обнаружил причину такого плачевного состояния игрушки: он был проколот в двух местах. Юноша чертыхнулся. Мячик пропал, да еще и одногруппницы нигде не видно…

- Что и?! – Переспросила Мака.
- Вчера в Академии чуть не погиб человек…
Кид замолчал, ожидая, что его мысль тут же станет ясна. Мака приоткрыла глаза:
- И?
«Не совсем и человек,» - подумал Соул, даже не собираясь разгадывать хитросплетения мыслей Кида. Похоже, раз все обошлось, более никому не хотелось в этом разбираться.
- Что «и»? Было совершено нападение – вам это ни о чем не говорит?
- В Академии находится еще один шпион ведьм?
Если уж Киду так важна эта игра, Мака в нее сыграет.
- Ну, может и не ведьм… если вспомнить слова профессора Штейна, то до Лилы стремиться добраться целая толпа народу. Тем не менее, в Академии есть некто, потенциально опасный, и это не может не беспокоить!
Беспокойство ясно отразилось на его лице, но не нашло отражения в других, хотя Мака честно попыталась создать видимость. Такие ясные теплые денечки скоро станут редкостью, поэтому кощунственно было тратить драгоценное время на треволнения.
Соул наконец соизволил обернуться. Может ранний подъем, а может еще что, только настроение у него было преотвратное.
- В последнее время мне казалось, что все соскучились по приключениям… или скажешь нет?! Так чего разводить панику?! Хотели – получите на блюдечке с голубой каемочкой!
Каждое слово истекало сарказмом как перезрелый персик соком. Мака резко села.
А действительно! Ведь именно этого солоноватого привкуса неопределенности им и не хватало! Если это то, чего они все хотели, значит стоит просто принять этот факт, окунуться в него с головой.
Мака улыбалась в унисон своим мыслям и Кид некстати заметил: «А ведь она… симметричная! - И тут же… - Если бы не Соул, конечно!»
Совсем несимметричный Соул этого внутреннего диалога, разумеется, не услышал, но не заметить взгляд, которым Кид посмотрел на Маку, было нельзя… и это ему очень и очень не понравилось… как, впрочем, многие вещи в этот день.

Кто знает, как тих бывает лес, когда заберешься поглубже в чащу?! И притом неотступное чувство настороженного следящего взгляда, упирающегося в спину, не оставляет ни на минуту. Особенно, если обнаружить на деревьях медвежьи или рысьи метки!
Но это была не глухая чаща, ни медведи, ни рыси здесь не водились, даже речка была неглубокой, то есть ничего угрожающего здесь быть не должно, но стоит остаться одному в лесной тишине…
Брюнет прошел прогалину от одного конца до другого, почти небрежно помахивая дырявым мячиком. Тишина нервировала. Он уже было решил поискать выход с этой полянки, когда мох, толстым слоем устилавший выходы скальной породы, встречающиеся то тут, то там, влажно зачавкал под ногами. Юноша раздраженно глянул вниз: не хватало еще в болоте завязнуть!
Вокруг кроссовка выступила темная вязкая жижа. Густая, лаково поблескивающая и… оставляющая темно-вишневые потеки на белизне обуви.
Внезапно в воздухе отчетливо начал ощущаться терпкий металлический привкус, слегка сладковатый.
Он стоял в большой луже густеющей на воздухе крови и оглядывался. Крутые парни не орут пока крови только по щиколотку…
Взгляд нехотя пополз вперед, туда, откуда сочилась вся эта темная жидкость. Если есть выбор, никто не будет разглядывать место смерти, но не смотреть мы не можем. И благослови вас Бог не понять то, что вы видите!
Дальше… Клочок волос: белокурые и мягкие… Одна сандалия с латунной пряжкой, по светло-коричневой коже мелкая россыпь вишневых брызг, как из пульверизатора…
Дальше… Обрывок летнего платья, когда-то он был сиреневым, но теперь выглядел почти черным от впитавшейся крови…
Крутые парни не орут, глядя на части тела человека, с которым сидел за одной партой?
Дальше… Спина, на спине веснушки, такие маленькие солнечные зайчики… Волосы растрепались… Она лежит на боку, будто вот-вот повернется, показывая какую-то букашку… Только ниже талии сплошное кровавое месиво… Ее разорвали, как слишком прочную нить, как слишком крепкий стебель…
Он отступил назад, споткнулся, плюхнулся в лужу… Кровь, еще слегка теплая, пропитала брюки, окрасила ладони красным…. Юноша тяжело задышал, борясь с позывами рвоты, однако от запаха крови мутило еще сильнее. Ему пришлось встать на колени во всей этой крови, чтобы освободить желудок… На грани видимости, почти неуловимо что-то мелькнуло в кустах…
Даже крутые парни орут, когда смотрят в пасть смерти.

Прежде всего товарищи направились к стенду с заданиями: охоту на мини-кишинов еще никто не отменял. И Кид, и Мака с присущей им обстоятельностью занялись изучением поручений с самого начала, подбирая подходящее себе по духу и сложности… и симметричности, конечно.
Соул встал подальше. Его бесило это утро, Мака, Кид, эти задания… все, в общем! Он стоял, повернувшись ко всем спиной, и именно поэтому первым заметил как дежурный Мастер прикрепил новое задание к доске. Задание, помеченное красной биркой!
Ради интереса Соул взял его почитать… и нос к носу столкнулся с Кидом!
- Это специальное задание, повышенной опасности, поэтому я, как Шинигами, должен им заняться!
Мака нахохлилась:
- Еще чего! Соул его первым взял!
Их взгляды скрестились как шпаги, казалось, даже лязг был слышен…
- Эй, а что там, в задании-то?! – Вклинилась в зону боевых действий Патти.
Лиз перегнулась через голову Соула и ответила:
- Химера…
Раздался бильярдный стук голов, разом склонившихся к бирке:
- Химера?!
Мака осторожно выдернула у Соула, временно выпавшего в осадок, листок задачи:
- И вправду химера… О них же более сотни лет ничего не было слышно… Их вообще считали вымершими…
Подглядывавший через плечо Кид добавил:
- Более двадцати жертв и угроза населенному пункту. Думаю, этим все же стоит заняться мне…
- Еще чего… - глухо проговорила Мака.

Параграф 11. Огня глаза и тьмы глаза….

Ночной воздух в этой части света не был холоден и пуст, в нем витали ароматы сотен трав, названия которых Мака не знала. Шептали деревья, встряхивались в полудреме лесные птахи, потревоженные присутствием людей, хрустели веточки под ботинками. Над головой опрокинулось куполом небо цвета железной лазури, а взгляд, устремленный над горизонтом, упирался в маленькое горчично-светлое яркое пятнышко луны, оставлявшая на глади реки широкий приглушенный отсвет, как ночник в коридоре. Венера – верная болонка королевы – преданно лежала у подножия небесного трона.
Ничто не свидетельствовало о бойне, произошедшей здесь днем, также как и не было признаков присутствия Химеры…
Мака осторожно пробиралась сквозь заросли, стараясь шуметь не слишком сильно. Позади плелся Соул. Сумерки продолжали сгущаться и лунные дорожки как призрачные прожекторы обшаривали лес в поисках… Чего? Кого? Химеры?
- Соул, превращайся! Эта тварь может быть поблизости.
Мака, не оборачиваясь, требовательно вытянула руку, ожидая, как обычно, привычную тяжесть и инерцию косы, но…
- Какого кишина, Мака! Посмотри вокруг! Эта зверюга давно переваривает сытный обед где-нибудь в темной берлоге! Смотри! Здесь все спокойно!
Похоже, терпение Соула кончилось. Хотя Маке было совершенно невдомек с чего он так взъелся. Юноша раздраженно тряхнул платиновой шевелюрой: непослушная прядка упрямо падала на глаза.
- Ты с самого утра мной командуешь! Вытащила ни свет, ни заря из постели! Понежиться на солнышке захотелось?! Зачем-то взяла это задание! Ну и что, что оно особо опасное?! Охотится на безмозглую тварь ваще не круто!!!
Он остановился, переводя дух. Мака стояла в луче лунного света, мягкие блики играли на приоткрытых губах, в глазах застыло изумление. А и правда, с чего он так на нее вызверился?
Утром Мака бесцеремонно его растолкала… нет, не то… выдворила на улицу, даже не дав позавтракать… опять не то… сказала, что Кид хотел с ней поговорить…
Кид хотел с ней поговорить…
Не с нами, а с ней… Кид…
Когда это он успел изъявить такое желание?! У Соула за спиной!
Бинго…
Мака сообщила ему только постфактум…. Не позаботилась сказать вчера, что говорила с Кидом, что они решили встретиться сегодня с утра…. Будто Соул вообще ничего не значит…
Внезапная растерянность, возникшая во время неловкой паузы, кусочком сахара растворилась в новой обжигающе горячей злости. Мака решительно сдвинула брови: либо ударит, либо будет возражать… то есть орать начнет.
Пушечным грохотом по ушам ударил треск пробиваемых тараном кустов. Обломки веток, листья и щепа взметнулись, больно хлеща по лицу. Перед глазами Соула пронеслось бревно. Глухой звук удара, сдавленный вскрик Маки, грохот столкновения…
Соул открыл глаза: перед ним в нескольких дюймах чуть подрагивала огромная темная масса, иссеченная неглубокими бороздами. Это было похоже на бревно, но дерево не подрагивает, не вздымается и не опадает как живая плоть!
Его взгляд заскользил вперед, туда, где должна была быть Мака. Цилиндрическая туша размером с грузовик, очень длинный грузовик, заканчивалась бугристой головой. Широкий костистый лоб и закрученные бараньи рога почти скрыли безвольно обвисшую хрупкую фигурку, прижатую к старой смолистой сосне. В глубокой глазнице горел яростным пламенем огромный налитый кровью глаз…
Соул чуть вздрогнул… в тот же миг с отвратительным влажным чмокающим звуком рдяное око повернулось к нему: черный зрачок размером с автомобильную фару пульсировал, фокусируясь на маленькой фигуре…
Чавкнув, разверзлась гигантская пасть.
Сабельный скрежет размыкающихся клыков.
Глухой мокрый звук упавших капель слюны.
Хлюпающий длинный язык прошелся по голым коленям Маки…
Мака!!!

У Джастина кружилась голова. Спирит использовал его как наглядное пособие для демонстрации приключений своей любимой дочули, пока они втроем с Лилой шли к апартаментам Смерти.
Коридор гильотин был пройден и их взору открылась занимательная картина: сам Шинигами, профессор Штейн и оставшиеся Косы Смерти не отрывались от магического зеркала. Спирит немедленно заглянул через плечо Азусы…
- Мааакааааааа!!!
От этого вопля все шарахнулись в сторону как вспугнутые мыши, позволив как следует разглядеть собственно происходящее. Лила подошла поближе.
Мака была без сознания или почти на грани этого… Девушку прижимало к дереву некое огромное несуразное создание, отгородившееся от Соула своим змеиным телом. Широколобая голова напоминала бараний череп с раскидистыми закручивающимися винтом рогами, однако выпирающие клыки отнюдь не принадлежали травоядному. Мускулистое тело, метров пятнадцати – двадцати длинной, похоже, принадлежало змее, если бы не хилые трехпалые когтистые отростки, которые сложно было назвать полноценными лапами. Лила отвернулась…
- У девочки нет шансов.

Время текло тягучими каплями сиропа, липло к коже, замедляя и без того медленный поворот головы. Все взгляды обернулись к темной фигуре. Металл оков сверкнул в якобы солнечном свете. Слышалось гулкое дыхание, еще чуть-чуть и в тишине станет различим замирающий стук сердец.
Неправильно! Никакая тварь не должна убивать детей!
Неправильно! Никто не может говорить так буднично, будто делая ставки не слишком интересном пари!
Это правило, закон!... Но все знают, что плохим парням плевать на закон!
Лила подняла бровь и произнесла все объясняющим тоном:
- Ковен стихий…
Похоже, ее не поняли. Спирит очень тихо и отчетливо переспросил:
- Ты сказала, у нее нет шансов?
Лила внимательно вгляделась в его глаза. В них светилась какая-то надломленность, оборванность, а под этим шальная самой себе не верящая надежда, словно Спирит ждал смеха, уверений, что это лишь шутка, однако знал: Лила не способна шутить…
- Наверное, она твоя дочь? Мне жаль…
Она смотрела ровно и прямо: у Маки действительно нет шанса выиграть эту схватку.
- Ты сказала «Ковен стихий» - кто это? – Вступила Азуса. - Ковен – это объединение ведьм, но при чем здесь химера?!
Такая прямая, такая надменная: наверное, была отличницей в свое время. Интересно, на ощупь костюм Азусы такой же крахмально жесткий каким кажется? Скорее всего, да…
- Эту химеру создала и контролирует ведьма, принадлежащая к Ковену стихий, то есть стихийная ведьма. Редкий среди них талант, но весьма смертоносный…
Шинигами резко обернулся к зеркалу: стихийная ведьма, значит… Бог Смерти уже встречался с этими созданиями и знал, насколько они сильны. Кто-то из них контролирует Химеру, тогда Соулу и Маке грозит не только опасность попасть на зубок…
Повисло густое молчание, хоть режь ножом. Штейн встал…
- Насколько быстро я могу там оказаться?
Шинигами раскачивался из стороны в сторону, о чем-то сосредоточенно раздумывая, поэтому ответила Азуса. Коротко и по делу – явно отличница…
- Полчаса… может чуть быстрее, но они довольно далеко.
- Один ты не справишься…
Для Шинигами необычайно кратко…
- Это всего лишь животное.
Вместо Шинигами к Штейну повернулась Лила:
- Химера на привязи, цепь на ее ошейнике не сорвана, а значит другой ее конец в руках ведьмы. Я могу помочь.
Это был скрытый вопрос, просьба дать разрешение участвовать в охоте на зверя. Лила вела себя весьма примерно. Даже слишком… Азуса, резко сверкнув очками, бросила почти угрожающим тоном:
- С чего бы тебе нам помогать?! Может для тебя Химера – идеальный способ самоубийства?! Тогда мы рискуем жизнями всех, кто там будет!
Лила спрашивает разрешения, Штейн не собирается к ней цепляться, хотя обычно использовал любую возможность, Шинигами-сама готов ее отпустить, - все катится как снежный ком и кто-то должен его остановить, пока не образовалась лавина…
Нервы на пределе, как струна натянутые эмоции, почти раскаленная до злости безысходность… Лила спокойно встретила волну гнева, стоя лицом к лицу с Азусой, ближе, чем той хотелось. С такого расстояния сильнее заметен снисходительный взгляд глаз цвета индиго.
Ультрамариновые глаза Азусы метали стальные молнии, только Лилу они не задевали:
- Верно, я могла бы дать Химере убить себя… если бы Химере это было по силам.
Губы Штейна тронула легкая улыбка, ловко спрятанная сигаретным дымом. Этот экземпляр стоит трудов!
- Я пригляжу за ней, Шинигами-сама…
Он развернулся, полностью уверенный, что никто не будет чинить препятствий. Лила, если и уязвленная его формулировкой, то никак этого не проявившая, последовала за ним, так же, как несколько часов назад, шаг в шаг.
Прежде чем галерея гильотин скрыла сей странный дуэт, Азуса поймала призрак взгляда, быстрый блик, стремительный промельк: Лила запомнила эту вспышку гнева и не даст о ней забыть…
Спирит отчаянно дернулся к Шинигами, неподвижному будто изваяние, и также отчаянно рванул вслед за Штейном. Они спасут Маку, чего бы это ни стоило!

Параграф 12. В холодную темную ночь…. (Часть 1)

В воздухе пронзительно пахло дождем, но только для того, кто умел чувствовать этот запах. Для того, кто слышал стон изголодавшейся по влаге почвы… как, например, для уроженца знойных степей Тавриды.
Гроза была еще далеко, поэтому Лила не особенно беспокоилась: пройдет не меньше пяти часов, прежде чем тяжелые мокрые ладони дождя сотрут следы и превратят эту землю в податливую глину на гончарном круге – лепи, что пожелаешь…
Она мягко ступала с носка на пятку, тенью проскальзывая меж деревьев. Конечно, все это излишне, ведь рядом сквозь подлесок проламывался Спирит, упрямством напоминавший вепря. Лила перевела взгляд чуть влево: беззвучным призраком рядом скользил Франкен Штейн. Он определенно умел ходить по лесу, хотя и не производил впечатления сельского жителя. Интересно было бы побольше узнать о его детстве…
С легким удивлением мелькнула лисьим хвостом неловкая мысль: она сравнивала двух мужчин, вышедших этой ночью на охоту…
Спирит…. Веселый бесшабашный волокита, этакий безобидный охотник за юбками, снайпер по декольте… но и самоотверженный любящий отец…. Лила встречала таких в греческих полисах: они готовы увлечься любой смазливой мордашкой, но всегда возвращаются к одному и тому же порогу. Нужно обладать поистине божественным терпением, чтобы раз за разом открывать дверь. Видимо, мама Маки терпением не отличалась…
Штейн… Изящный садист, которому безразлично вскрывать ли тело или душу… гибкий хищник, довольствующийся костями, потому что ему так удобно… Люди этого типа редкость, в ее время человечество выпалывало слишком сильных, слишком жестоких… слишком красивых, всех «слишком»! Потому что это угроза стабильности общества, но сейчас, в это безумное новое время, работают новые «гуманные» законы и такие хищники продолжают жить…
Спирит прямой и бесхитростный, Штейн всегда себе на уме… Сердце одного принадлежит единственной женщине, скольким бы он ни пел дифирамбы… Сердце другого… похоже, потеряло тот кусочек, который отвечал за простую человеческую любовь…
Однако, пора отбросить отвлеченные мысли – шестое чувство, холодком скользнувшая по затылку подсказало: Химера рядом…

Ребра саднило и спереди, и сзади, каждый вдох отдавался болью и водоворотом цветных пятнышек в глазах так, что голова кружилась. Мака подавила приступ рвоты – такими темпами и сотрясение может быть!
Химера оставила девушку в покое и переключила внимание на Соула. Ему пока удавалось блокировать молниеносные выпады гигантской головы лезвием косы, в которое трансформировалась его рука, но, если Химера не могла его перекусить, то вполне способна просто вбить в землю. И ей это удавалось…
Надо встать! Соул в опасности!
Мака пыталась внушением и упрямством заставить тело слушаться, но ответом была только боль и ватное отупение от удара о дерево. Мир то танцевал вальс, то лихо отплясывал румбу у нее перед глазами, но каким-то чудом Мака уловила момент, когда Химера прекратила прямолинейные атаки и напала сбоку, отбросив Соула как мяч для гольфа. Секунда на взгляд, мгновение на осознание…
Мака раскрыла ладонь, Соул завершил трансформацию, упруга и тяжело ложась древком в ее руку, плавная дуга, гасящая инерцию… и в этот момент Химера бросилась вперед, широко раскрыв пасть…
Лязг, древко уперлось в корень, пропахав небольшую борозду в земле, Мака чуть не выпустила оружие от силы удара многосотфунтового чешуйчатого тела… Бока Химеры завибрировали от раскатистого рыка… Touché!
Обжигающая волна смрада из разверзнутого зева сдула челку со лба. Мака задержала дыхание, стараясь не вдыхать вонь перевариваемых человеческих тел. Положение было крайне невыгодное: Химера раскинула свои кольца, не позволяя выскользнуть, и продолжала вдавливать Соула в землю... У этой туши вполне хватит массы, чтобы переломить косу пополам!
Тягучая слюна начала медленно капать на землю и голые ноги Маки… Мерзкое ощущение!
Хотела приключений? Вот тебе приключение!
Мака отчаянно подтягивала ноги, но это не помогало.
Можно, конечно, было бросить Соула, отползти назад и бежать, бежать с воплем в самую гущу леса, но этот вариант по понятным причинам даже не рассматривался.
Земля уступила еще несколько сантиметров под напором кошмара…

В мягкой ночной темноте незаметно висела магия. Лишь отзвук, подобный тому, что остается вслед за проплывшей рыбой: вода вроде бы спокойна, но, если умеешь чувствовать, поймешь…
Ощущая корнем языка привкус ведьминской магии, сшивающей Химеру, Лила не могла не изумиться посторонним мыслям: только что она рассматривала Штейна и спирита не как напарников или людей, а как мужчин! Разве не должна она быть холодной страдающей Вечной Невестой? Разве не должна оплакивать погибшего возлюбленного?
Прошли века… таков ответ. За годы недожизни, когда лежишь погребенный и забытый, без движения, дыхания и сердцебиения, холодный и бледный, и только мысли, медленные почти до боли, остаются с тобой… за эти годы она могла бы оплакать не только возлюбленного, отца и свое племя, но и Алгаллу с его воинами и ведьмами поименно. Есть время разбрасывать камни и время их собирать…
Ее горло двигалось в такт движениям языка, пробующего магию на вкус, глаза прикрыты. У Лилы не слишком женственные квадратные плечи, но как раз из тех, что делают грудь выразительней. Сейчас она почти свела лопатки: еще чуть-чуть и взлетит, - нельзя было не отметить выступившие ключицы и обрисованный лунным светом силуэт.
Если бы не близость Химеры, Штейн бы закурил, но пока из-под полуопущенных век он очерчивал взглядом женскую фигуру: напряженную шею, выступивший край ребра, - под ним можно будет провести разрез, открывающий доступ ко всем внутренним органам. Он заметил легкое движение гортани: интересно, какова магия на вкус?
Неспешно с легким лязгом Когти Дьявола стали принимать свою боевую форму. Лила плавно перевела взгляд, но ни одно слово не успело сорваться с ее губ, как Штейн так же плавно скользнул вправо, коснувшись плеча напарника привычным, отработанным долгой практикой, движением. Спирит безмолвно трансформировался в косу. Луна силилась блеснуть на лезвии, но лишь натыкалась на матовые зубья узора.
До места схватки оставалось совсем немного…

Химера наконец осознала, что, вдавливая Маку в землю, она еще не скоро погрузит клыки в нежное мясо. Ее бока вновь завибрировали от утробного рычания, переходящего в несуразно (при такой туше) высокий визг. Эта тварь двигалась быстрее и легче, чем можно было бы ожидать!
Разве ей не мешает двигаться собственный вес?
Похоже, нет.
Химера вскинула рогатую голову, выбрасывая вперед тугое кольцо. Не в силах пошевелиться, Мака закрыла лицо руками…
Сильный рывок за шиворот и последовавшее за ним головокружительное скатывание по корням и кочкам с обрыва заставило ее стряхнуть оцепенение. Она плюхнулась в воду и только рука Соула, все еще сжимавшая ее ворот, не дала ее окунуться с головой.
По всей видимости, они скатились в реку. Ноги тут же погрузились в мягкий ил и вязкое глинистое дно, обувь сразу же стала натирать. В обступившей их мертвой тишине тело увидело передышку и немедленно сообщило пронзительной болью о своей усталости, избитости и желании отдохнуть.
Соул с трудом сдерживал дрожь напряжения. Из-за него Маке так досталось с самого начала схватки! Он подставил напарника под угрозу! Все мысли отошли на задний план, все обиды казались несущественными. Всматриваясь в ночной лес, он чувствовал, как Мака пытается украдкой потереть саднящую грудь. А вдруг Химера ей что-нибудь повредила?! Внезапно разозлившись, Соул сжал кулаки так, что, наверное, остались следы ногтей.
Мака действительно пыталась договориться со своим телом. Ребра вопили так, будто хотели ввернуться внутрь грудной клетки. Каждый вдох получался прерывистым из-за тянущей боли в подреберье.
Даже ветер затих, будто страшась обратить на себя внимание монстра. Лучи луны, пронзающие листву натянулись струнами, но ни один звук не нарушал тишины, глухо стучащей в ушах ударами сердца. Было душно, хотя вначале Мака считала воздух слишком прохладным.
Невольно она придвинулась ближе к Соулу. Они жались друг к другу как дети: если сидеть очень тихо, то чудовище не вылезет из-под кровати и не сожрет их…
Этому чудовищу плевать насколько тихо ты сидишь!

Лила мягко перешла на бег. Где-то у левого плеча тенью скользил Штейн, только стекла очков поблескивали в лунных дорожках. Магия нарастала до горечи на языке: Химера была недовольна.
Недовольна – этого мало, нужна ярость! Разъяренный монстр, конечно, не подарок, но это ослабит контроль ведьмы, а значит Химера станет вести себя как животное. Может ее проще будет убить…
- Только не перерубите цепь.
Ее голос звучал без придыхания, будто они вышли на воскресную прогулку по лесу. Штейн сверкнул зубами в улыбке – он понял…
«А что не так с этой цепочкой?» - Прозвучал беззвучный голос Спирита. Их духовные волны синхронизировались, что существенно облегчало общение, минуя необходимость облекать мысли в слова.
Штейн мысленно рассмеялся: «Семпай, если бы ты почаще отрывался от девичьих прелестей и побольше читал учебник, ты бы знал, что химеры, находясь под контролем ведьмы, используют лишь треть имеющихся возможностей, ограничивая предельную силу, потому что так поступает и сама ведьма. Неосознанно, но все мы ограничиваем себя, чтобы не погибнуть. Однако, стоит разрушить цепь – канал, проводящий энергию ведьмы к химере, как ее сила начинает неконтролируемо расходоваться. Более высокоорганизованные формы высвобождают большее количество энергии за короткое время…»
Штейн встретился взглядом с отражением Спирита в лезвии косы. Судя по сосредоточенному виду, он припоминал что-то такое…
Да-да, точно, там еще таблица была…. Если превалируют млекопитающие - уйма энергии за несколько секунд, рептилии – чуть поспокойнее, их хватает на пару минут, и так далее…
- А что за тварь в нашем случае?
Этот вопрос был задан вслух, видимо, Спирит хотел знать мнение не только Штейна… а может, хотел отвлечься от мысли, что где-то поблизости «тварь» кушает его дочурку…
- Скорее рептилия: змеиное тело, чешуя…
Эти слова как мяч были переброшены Лиле. Отбивай!
- Змея, баран и либо ящерица, либо птица. Первое дает сверхсильное, сверхбыстрое животное в течение нескольких минут, второе – один мощный удар, больше похожий на взрыв.
Точность, как всегда, точность.
- Интересно, какой была бы высвобождаемая сила, если бы химера включала в себя человека?
Штейн произнес это тихо, просто мысли вслух, но Лила все равно ответила:
- Фивы отстраивались три года, когда греческая ведьма Гера использовала Сфикса против царя Лая. В тот раз она использовала части женщины, орла и собаки.

Категория: Общие | Добавил: Takeda (12.12.2010)
Просмотров: 1248 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Пятница
20.01.2017
15:05
Категории каталога
Общие [175]
Романтика [50]
Юмор/Стеб [24]
Приключения [9]
Монологи [2]
Яой\Юри [8]
Хентай [5]
Драма [6]
Трагедия [3]
Стихи [13]
Конкурс фанфиков [11]
ЗАКРЫТ!
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Друзья сайта

    Наш новый сайт:



    Rambler's Top100
    Бонус Конохи:

    Получить WMR-бонус на свой кошелек!

Манга
Манга
(все тома)
- Новый том;
- Скачать тома;
- Смотреть тома.
Статистика

В селении всего: 7
Гостей: 5
Жителей: 2
Archiesal, Philipanymn
Наш опрос
Кто лучший сенсей?
Всего ответов: 2932
Мини-чат