Фанфик по Soul Eater "Смерть приходит лишь раз" Часть 2 - Общие - Фанфики - История поселения - Коноха

История поселения

Главная » Статьи » Фанфики » Общие

Фанфик по Soul Eater "Смерть приходит лишь раз" Часть 2
Параграф 3. Замок без ключа, ключ без замка….

Поначалу могло показаться что Мария, Джастин и Лила направлялись к лаборатории профессора Штейна, но, не дойдя до нее буквально считанных метров, они остановились у высокой стены, в которой сиротливо ютилась маленькая дверца. Подобно любвеобильной матроне, стена своими пышными формами прижималась к лаборатории, как к тщедушному любовнику, а искореженные хилые деревца костлявыми руками – ветками царапали ее оштукатуренную кожу.
Скейт «Вельзевул» парил высоко в небе против солнца - Кид знал, что так он совершенно незаметен с земли. Его взору открылось поразительное зрелище: посреди буйно разросшегося сада стояло здание, внешне напоминавшее готический собор, солнце весело искрилось в зеркально черной глади небольшого пруда, похожего на темный провал на желтой дорожке, посыпанной песком. Ни готический стиль, ни пышно цветущие растения никак не вязались с обликом Города Смерти, пустыней вокруг и истощенными деревцами вокруг лаборатории профессора Штейна, из последних сил карабкавшихся на стену в тщетных попытках присоединиться к этому раю.
Лила взяла часть пакетов и вошла в "собор". Ее конвой постоял чуть-чуть у входа, а затем Мария направилась к лаборатории Штейна, а Джастин запер дверь ключом, висевшим у него на шее рядом с крестом. Видимо, Лила находилась под стражей, в комфортабельной, но изолированной тюрьме. И, похоже, ее темница была создана не без участия Брю - адской машины гениального механика Эйбона.
Зачем прилагать такие усилия?
Если здесь замешана Брю, то это может означать особую важность Лилы для Шинигами, иначе бы ее просто поместили бы в темницу или поселили в городе, в зависимости от степени опасности. Но этого не произошло. Значит отцу необходимо ее изолировать, но так, чтобы она не чувствовала себя под замком.
Слишком сложно…
Либо Шинигами сам использовал Брю для создания этого места, либо доверил ей – в любом случае Лила представляет для него особую ценность, ведь золотые клетки строят лишь для райских птиц.
Пару минут Кид обдумывал слова «райская птица» и их звучание ему не понравилось. Лила – не райская птичка, не похожа. А на кого похожа?
Если не можешь найти ответ, добавь данных, - Кид спикировал к северной стене сада, откуда вид был симметричнее.
Под оштукатуренной стеной росла густая живая изгородь: пышные кусты роз намертво сплетались цепкими ветвями с ежевикой, покрытой крупными ягодами. Это обстоятельство не осталось не замеченным Лиз и Патти, до сего момента пребывавшими в образе пистолетов, - девочки дружно ринулись пробовать дары райского сада. Однако все оказалось не так просто: стоило протянуть руку к заветной ягодке, как оказывалось, что путь прегражден длинными острыми шипами, немедля впивавшимися в нежную кожу. Похоже незваным гостям тут не рады.
Кид нервно облизал губы: надо найти загадочную Лилу, но вот незадача – деревья в саду никто не подрезал, поэтому ветви росли в прихотливом беспорядке. Спасало только то, что сам сад был разбит симметрично. Кид сконцентрировался на этой мысли, почти не обращая внимания на отдельные растения. Лиз и Патти в недоумении поспешили за ним. Их не особенно заинтересовала новенькая: с кем она приходит, с кем уходит, и почему, - для сестер Томпсон не имело значения. Но Киду, похоже, это было важно.
Презирая все законы природы, самые разные деревья одновременно раскрывали свои нежные цветы беспощадному солнцу пустыни, как бы насмехаясь над ним. Крупные гроздья сирени царили над этой цветочной фейерией, запах их был мягок и тяжел как лиловый шелк; среди них робко и трепетно белели яболони, они опьяняли своим ароматом как молодое вино; невеста – жасмин трепетал в неподвижном танце благоухания. Смешиваясь, они создавали удушливый теплый занавес подобно благовониям в языческом храме. Трава ложилась под ноги мягчайшим из ковров, украшенным непритязательным узором песчаных дорожек.
Они уже почти подобрались к своей цели, когда в глубине сада протяжно скрипнула калитка.
В два прыжка Кид достиг ближайшей раскидистой яблони, чьи кривые ветви, казалось, могли выдержать его вес. Он втянул девушек наверх, а сам полез выше. Примостившись на верхушке, как кот, Кид внимательно высматривал посетителей.
Пышная листва надежно скрывала их от взгляда вошедших, а толстые сучья давали достаточно опоры, однако Кид едва не сорвался, увидев своего отца.
Шинигами шел медленно, как-то ссутулившись, словно не желая встречаться с этой женщиной. Даже его высокий рост теперь не бросался в глаза. Что же в ней такого? Кто она?
Шинигами сопровождал Джастин, видимо, ключ от замка есть только у него. Странно. Перед аркой ворот они остановились. Стены, сложенные из серого камня, сплошь покрывала изумрудная мозаика плюща. В его крепких объятиях несокрушимый гранит трескался и осыпался каменной крошкой. Тем не менее «собор» упрямо возносился в небо высотой своих шпилей, венчающих две изящные башни. Летящие контрфорсы увенчивали резные остроконечные пинакли, что придавало зданию вид истерзанного тела некогда красивой женщины, поднятого на копья. «Собор» был еще красив, но душа его отлетела, оставив лишь бренные руины бездыханного тела.
Центральный неф украшало громадное окно – роза, лепестки которой были сделаны из красного стекла. Розетки поменьше кое-где украшали синие, зеленые и желтые стекла, но по большей части они были выбиты.
Шинигами посмотрел на солнце долгим взглядом, как перед погружением в непроглядный мрак. Джастин тревожно поглядывал на него, похоже, Лила и ее влияние на Шинигами были ему не до конца понятны, а потому вселяли опасения.
- Лила – подружка Шинигами-сама? – Прошептала Патти.
Кида передернуло от такой формулировки, но ведь она не имела в виду ничего такого… Правда, Патти?
Ужимки Кида отдавались отчаянным шорохом в листве. Шинигами повернулся в их сторону, подозрительно оглядывая цветущие кусты. Однако отчаянную троицу спасла злобно каркавшая ворона, взмывшая в воздух с ближайшего дерева. Бог Смерти расправил плечи и решительно вошел в «собор». Джастин остался у дверей: этот разговор ему не предназначался.
Изнывая от любопытства, Кид и Лиз старались хоть что-нибудь расслышать, пока Патти наблюдала за деловито жужжащими пчелами, опылявшими яблоню. Забираясь в цветок, они становились похожими на потешных раскормленных балерин. Внутри «собора» было тихо: либо Шинигами и Лила вообще ничего не говорили, либо разговаривали вполголоса. Кид начал прикидывать, как бы подобраться поближе, однако под бдительным взглядом Джастина проскользнуть с их насеста к зданию было нереально.
- Нет!!!
Твердый голос Шинигами прорезал напоенный благоуханием цветов воздух как нож – тугой шелк. Еще не успел замереть отзвук эха, как он уже шел к внешним воротам – прямой и решительный: что бы ни предлагала Лила, Шинигами никогда на это не согласиться!
Джастин задержался ровно настолько, чтобы сообщить вглубь «собора», что ужин через двадцать минут, и уже почти бегом кинулся догонять Шинигами. Дверь глухо звякнула, заставив сердце Кида подскочить к горлу и тяжело бухнуться на место. Он перевел дыхание. «Все страньше и страньше!» - Говорила когда-то девочка Алиса и Кид был с ней согласен. В какой-то момент он хотел броситься за отцом вдогонку и напрямую обо всем спросить, но тогда зачем было сюда забираться? Кивнув девочкам, Кид срыгнул с дерева.
Многочисленные скульптуры настороженно созерцали трех непрошенных гостей, вторгшихся в мертвый покой их обители. Химеры и горгульи, ехидны, тритоны и фавны, щерились оскалом кровожадных пастей, вселяя легкий ужас. У некоторых статуй были отбиты руки или головы, но если не всматриваться, то внешняя симметричность не нарушалась. Лиз горячо надеялась, что Кид не будет всматриваться.
- Кид, что ты собираешься делать?!
Если б он знал…
- Я просто хочу посмотреть. А теперь тихо…
Лиз плыла сквозь благоухающий воздух. Это место было восхитительным сном, ярким пятном на серо-желтой бумаге пустыни, и ее вовсе не интересовало, к чему высокие стены и толстая дверь, запирающийся на ключ. Здесь можно чувствовать себя сказочной принцессой – но разве никто в мечтах не хотел бы ее стать?! А впереди вздымался замок…
- Сестренка…
Лиз обернулась. Патти стояло неестественно выпрямившись, словно приросшая к земле. В руках у нее был диковинный букет, шевелящийся под ветром. Но ведь ветра не было, и горячий воздух был неподвижен. Лиз кинулась было назад…
- Осторожно…
Она присмотрелась: причина неподвижности Патти была столь же волшебна как и все это место – на кончике ее шляпы, на плече и запястье сидели крупные бабочки, так похожие на цветы, важно помахивающие разноцветными крыльями. Они аккуратно слизывали соль с кожи Патти. Лиз осторожно приблизилась. Сидевший на запястье Attacus atlas, тяжело поднялся в воздух и, словно не выдержав своих огромных размеров, вновь опустился на обнаженное плечо Лиз. Его хоботок защекотал кожу в поисках соли. Девочки позабыли обо всем, наслаждаясь маленьким чудом, принявшим форму гигантских бабочек.
Кид подкрался к массивным арочным дверям. Одна створка была приоткрыта, чем все он и воспользовался для реализации плана «Просто посмотреть»…
Если бы в этот момент на Город Смерти напали ведьмы, то они могли бы взять его тепленьким без труда и трепыханий. Внутри царил хаос: вместо каменного пола под ногами ковер травы и цветов, с торчащими кое-где каменными крестами и покосившимися надгробиями. В глубине, на месте алтаря, покоился орган: покосившийся, с выломанными трубами – ребрами, тем не менее, он был еще величественен. Эту невозможную картину освещали разноцветные блики витражей и лучи солнца, пробивавшиеся через выбитые стекла и частично обрушившуюся крышу.
Какой же извращенной фантазией надо обладать, чтобы создать такое?!
Вопрос второй: неужели Брю под силу создать такое?
Внутри было тихо, казалось, тут никого нет. Невольно хотелось говорить шепотом, а еще лучше пасть на колени и молиться. Кид уже было хотел войти, когда его взгляд споткнулся о небольшую деталь: на одном из покосившихся крестов, ослепительно сияя в луче солнечного света, белела рука, бессильно лежавшая на камне. Лила мертва?
Нет, иначе бы Джастин не предупреждал ее об ужине. Просто очень светлая кожа, из которой солнечный свет вымыл всю живую краску, придав ей вид полированного холодного мрамора. Бесцветная…
Ну вот, ты нашел ее и что дальше? Кид продолжал прятаться за дверью, не понимая в растерянности, что делать. Хаос начинал действовать ему на нервы, отнимая решимость, спутывая мысли.
- Ты пришел задать вопросы?
Ее голос гулко раскатился под сводами «собора», приобретя округлость и силу катящегося прибоя. Кид вздрогнул и опустил глаза, помимо него ничто не шевелилось в замершем воздухе. Из-под ног на него приветливо смотрело семейство сиреневых лобелий. Рядом кивало несколько петуний: казалось, на нежно розовый цветок кто-то капнул густой бордовой краски, которая окрасила его сердцевину и сеточкой расползлась к краям. У стены обрезками гирлянд топорщились левкои…
- Ты пришел задать вопросы, так добейся на них ответа!
Кид вскинул голову.
- Я так и сделаю!
Резко развернувшись, он вышел в сад и через секунду, подхватив замечтавшихся девчонок, взмыл в небо.
Он задаст свои вопросы и обязательно добьется ответа. Непременно! Глупо было искать их здесь, ведь они лежат между ним и отцом, а значит там и находятся все ответы.
Параграф 4. Смерть после смерти…(Часть 1. Вводная).

Солнце коснулось огненными языками горизонта и по земле протянулись длинные тени. Багрянец плеснул на Город Смерти свою краску, дома плавали в мареве, укладываясь спать, и лишь лаборатория Штейна мрачно высилась в бледной дымке. Даже солнечные лучи опасливо обегали ее и стремились дальше. Никогда еще ее серые стены не вмещали столько народу, ведь на ужин собрались все Косы Смерти, бывшие в городе, и еще один человек.
За столом царила напряженная тишина, липкой паутиной ложившаяся на плечи Лилы, но это ее мало волновало. Она ела без выражения, благовоспитанно прижав локти к телу, а настороженные взгляды вспугнутыми мухами метались над столом. Штейн пристально наблюдал за каждым ее движением. Он так и не притронулся к своей порции.
Мария с тоской исполняла обязанности хозяйки: что может быть хуже, чем пытаться пролить масло на волны, когда течения вот-вот образуют бешеный водоворот. К тому же Штейн даже не попробовал ее кулинарный шедевр. Наглец! Она ведь так старалась!
Проанализировав ситуацию за столом, Азуса пришла к выводу, что, если Лила скажет хоть слово, на нее кинется Штейн, Спирит бросится их разнимать, тогда Мария придет в ярость и начнет крушить все и всех, после чего к свалке, вероятно, подключится Джастин, которому придется вынести всю тяжесть миротворческой миссии. Азуса перевела взгляд на яблоко раздора – Лилу: вилка двигалась с бездушностью механизма, было ли в мире хоть что-нибудь, способное изменить этот темп. Похоже, было…
- Безумно вкусно, не так ли?
Голос Штейна проскользнул над столом, вибрируя от сдержанной ярости. Слово «безумно» выделено особо, со значением, взгляд цепкий и напряженный, малейшее неверное движение грозит вызвать вихрь насилия. Так скрывается в траве леопард, подкрадываясь к намеченной жертве.
Лила подняла глаза, не мигая, встретилась взглядом со Штейном.
- Конечно.
Без выражения, без энергии, без напора. Нельзя ударить то, что не оказывает сопротивления, холодная вода расступилась, пропуская, вбирая в себя, ярость Штейна, оставив его, окаменев, сидеть за столом. Лила посмотрела на Джастина, он кивнул. Вдвоем они поднялись и направились к двери, Азуса встала их проводить, следуя инструкциям Шинигами и оставляя на Марию и Спирита обязанность дружеской поддержки. Штейн нуждался в этом.
- Почему ты так на нее вызверился?! Она ведь ничуть не виновата в сложившейся ситуации!
Мария нервно расхаживала вокруг стола, где по-прежнему сидел Штейн, и Спирит не знал, куда деть руки. Она остановилась: вилка, зажатая Штейном в руке, медленно, но неуклонно сгибалась. Мария нерешительно подошла поближе.
Проклятие, он не знает, почему одно присутствие Лилы выводит его из себя… Да нет же, знаешь, знаешь, - предательски шипел внутренний голос. – Ты боишься, боишься ее… и себя.… Да, старина Франкен, ты привык все контролировать, и даже безумие свое ты держишь в стальных рукавицах, то отпуская, то вновь подтягивая поводок, используя как вздумается, а Лила… Нет, она не в твоей власти! Она может сокрушить и смять тебя, а ты и не помешаешь, ведь обстоятельства сильнее вас обоих!
Мария осторожно положила руку на плечо Штейна. Он судорожно вздохнул, будто только вспомнив, как это делается, и откинулся на стуле.
- Прости, Мария, кажется, я испортил ужин…
Искореженная вилка жалобно звякнула об стол.

Ночь ложилась на спящий город мягким покрывалом, когда на верхнем ярусе произошла авария: бегущий Кид был сбит не менее стремительно несущимся Блэк Старом.
- Ой-ей!
Все, что можно сказать по поводу этой свалки, высказала Патти. Лиз подняла Кида, заботливо отряхивая его пиджак. Блэк Стар тут же вскочил на ноги.
- Йо-хо! Триумфальное возвращение Блэк Стара! Трепещите предо мной тайны и секреты!
- Я весьма рад!
Не без помощи Лиз, Смерть-младший вновь обретал фокусировку, поэтому фраза прозвучала менее ядовито, чем ему бы хотелось. Правда, Блэк Стара подобные мелочи никогда не волновали.
- И каким же тайнам стоит трепетать перед тобой?
Ха! Помнишь новенькую? Ты знаешь, что Штейн предлагал ее убить, но Шинигами попросил его за ней «присмотреть»?
- Про «убить» первый раз слышу… - Блэк Стар сиял как начищенный цент. – А вот то, что за ней присматривают, я знаю. И что с того?
Улыбка Великого и Ужасного чуть подувяла. Кид выглядел безразличным, однако нервное притопывание выдавало его нетерпение.
- Великолепно, значит ты по достоинству оценишь, когда я распутаю этот клубок, когда я найду ее, когда…
- Если ты ищешь Лилу, то она живет рядом с лабораторией Штейна. Там еще стена такая высокая. И кстати… - Кида осенила великолепная идея. – Девочки знают, как туда пройти. Лиз, Патти, покажете Блэк Стару дорогу?!
Собственно, вопрос был риторический, поскольку Кид уже подталкивал всех троих вниз по улице. Сообразив, что его лишают инициативы, Блэк Стар схватил сестер за руки и устремился вниз с хорошей крейсерской скоростью.
- Йо-хо, прочь с дороги, идет Великий Блэк Стар!!!
Кид посмотрел им вслед. Он собирался поговорить с отцом наедине.

Соул почти добрался до дома, когда совсем стемнело. По правде говоря, чем ближе он был к цели, тем меньше ему хотелось туда идти. Мака будет опять не в духе, снова придерется, что он пришел поздно, даже рта раскрыть не даст, а уж после того, как выльет на его голову все свое раздражение, так и быть, может быть его и выслушает. Поэтому в паре кварталов он остановился. Небо было того густого фиолетового цвета, какой бывает, когда солнце исчезло за горизонтом, но ты чувствуешь его, как поплавок.
Помедлив немного, Соул прошел нерешительно пару шагов вперед, развернулся и двинулся в противоположном направлении, опустив голову, сунув руки в карманы и сгорбившись как нахохлившаяся птица.
Из пустыни долетал пронизывающий ветер. Он катился по брусчатке, мурлыкал и свистел, вопил «Йо-хо»… Что?
Блэк Стар никогда не боялся трудностей и везде предпочитал идти напролом. Вот и тут этот метод привел к образованию кучи тел, на вершине которой вещал Великий.
- Как хорошо, что ты пришел насладиться моим триумфом, друг. Я буду вечно удивлять богов!!!
- Ага.
Странная нотка прозвучала в последнем вопле Блэк Стара, словно насчет «вечно» он до недавнего времени был не совсем уверен, но Соул не обратил на это внимания и был, как обычно, немногословен. Главная задача: выбраться наверх из-под сидящих на нем сестер Томпсон. Патти заливалась смехом, составляя инфернальный аккомпанемент тирадам Блык Стара.
- И сейчас я двигаюсь к очередному триумфу!!! … Разрешаю тебе им насладиться!
Да уж, соблаговолил, значит!
- Какого кишина, Блэк Стар?!
- Я узнаю, что за новенькая пришла в наш класс, и насколько она крута, раз Шинигами попросил Штейна за ней присматривать, вместо того, чтобы убить, как тот и предлагал!!!
Длинная тирада выбила воздух из легких Великого Воина, но не сбила самоуверенной улыбки, если оскал от уха до уха можно считать таковым.
- Драться с девчонкой – это не круто… Че?! Штейн предлагал ее убить?!
- Агась!
Довольный тем, что нашел благодарного слушателя, Блэк Стар со смаком пустился в пояснения: где, как и при каких обстоятельствах он об этом узнал, что он скоро устроит, и т.д. и т.п. Соул впал в ступор. Его подозрения оправдывались, а значит необходимо сказать Маке. Он уже было развернулся к дому, помахал сестренкам на прощанье, как ощутил рывок за шиворот. Блэк Стар несся вниз по ночному городу, волоча за собой вязанку друзей.

Цубаки вернулась домой уже три часа назад, а напарника все нет. Она сделала уборку в их немудреном жилище, приготовила ужин, пропитав весь дом аппетитными ароматами, и даже сделала домашнее задание. Стрелки часов мерно отсчитывали время.… Как говорилось в одной книге, «Уж полночь близится, а Германа все нет!» И Блэк Стара тоже не было.
Походив из угла в угол и заметив круто восходящую над горизонтом Луну, Цубаки решила отправиться на поиски. Наверняка, ее напарник что-то задумал… или уже натворил… как всегда, вдвоем с Эвансом.
Значит сначала надо расспросить Маку.
Ветер терся об ноги и холодил плечи. Цубаки накинула палантин и вышла на улицу. На крыше соседнего дома сидела Блэр. Девушка помахала ей рукой, и кошка приветливо приподняла шляпку. Луна светила необычайно ярко, а значит, дело движется к осени.
На стук вышла заспанная Мака. В неверном лунном свете трудно было определить, но Цубаки ее лицо показалось припухшим, а глаза покрасневшими. Мака всегда плачет после размолвок с Соулом. Значит ли это, что они еще не помирились?
- Мака, к вам не заходил Блэк Стар?
- Неа, а что?
- Да просто он ушел гулять и еще не вернулся. Я думала, может Соул знает, где он.
- Соула тоже нет.… Думаешь, они решили что-то учудить? Что-то вроде похищения ответов к тестам у доктора Штейна?!
Маку слегка передернуло от воспоминаний о Штейне, о прошлой попытке Блэк Стара, да и просто от промозглого ветра.
- Возможно. Я не знаю.
Цубаки вздохнула. Конечно, хорошо, что к нему вернулся прежний задор, но это могло обернуться крупными неприятностями на его центр тяжести. Мака метнулась в дом и секунду спустя вышла, застегивая пиджак и сжимая в руке учебник потолще. Она готова рвать и метать!
- Идем! И не дай им бог попасться мне в руки на какой-нибудь проделке. Шкуру спущу с обоих!!!
Блэр уже совсем было решила отправиться вслед решительно шагавшей Маке и зябко кутающейся в палантин Цубаки, как тонкий нежный, едва уловимый, но такой притягательный аромат свежей рыбки отвлек ее мысли. Да, у нее сегодня романтический ужин: ночь, луна, свечи, такая прекрасная она и рыбка!

- Ну и как ты без Цубаки туда заберешься?
Соул излучал скепсис, оглядывая массивную высокую гладкую стену. Лиз нервно проверяла сохранность своей прически, пока Патти, мурлыкая, вальсировала вокруг. Блэк Стар посмотрел на стену, на Соула, на сестер Томпсон и загорелся идеей.
- А что, если Патти примет форму пистолета, Лиз забросит ее на стену, потом мы поможем забраться Лиз, а они помогут нам!
Секунд пять Соул считал это шуткой, Лиз была ошарашена такой наглостью, Блэк Стар и Патти невозмутимы, а затем…
- Соул Итер, какого … ты здесь делаешь?!
Рык Маки заставил всех подпрыгнуть. Учебник гулко похлопывал по ее ладони. Соул дернул головой так, что шейные позвонки жалобно крякнули.
- Здорово, теперь все… почти все в сборе, и я могу приступать к расследованию. Действие первое, «проникновение»… Цубаки, режим «кусари-кама»!
Блэк Стар не ведает колебаний. Прежде чем кто-то что-то успел сообразить, он уже взлетел на стену и с гиканьем исчез в ночной мгле. Не желая отставать в этом приключении, сестренки тоже привели в исполнение план А, забравшись на стену немногим медленнее Блэк Стара.
- А?
Мака оцепенела, желание карать развеялось под натиском недоумения. Все, что она могла сказать:
- Куда это они?
Соул пожал плечами и, усмехнувшись, сложил руки в замок.
- Давай узнаем…

Параграф 4. Смерть после смерти…(Часть 2. Пояснительная).

Еще переводя дух на стене, они услышали глухой вопль, ругань, смех Патти и участливый голос Цубаки, спрашивающей «Как Блэк Стар себя чувствует?» Похоже, внизу какая-то ловушка. Взявшись за руки, Соул и Мака синхронно оттолкнулись от стены и приземлились в паре метров у ее подножия, как раз к триумфальному появлению Блэк Стара из зарослей ежевики. Вид у него был, как после драки с дикими кошками, но глаза, тем не менее, горели энтузиазмом.
- Йо, опаздываешь Мака! Вперед, ребята!!!
Блэк Стар, игнорируя правило убийцы №1, громогласно, иначе не назвать, устремился вглубь сада. Остальные поспешили за ним. Мака с изумлением оглядывала темные деревья, даже ночью источавшими сильный аромат. В траве то и дело мелькали ночные цветы, похожие на удивленные глаза, с легким испугом провожающие студентов Академии. Темная громада «собора» вырастала на глазах, они уже почти были готовы войти внутрь, когда…

- Отец, нам нужно поговорить!
Кид стремительно влетел в Комнату Смерти. Он был один, без оружия. Разговор не предназначен даже для его девочек? Горящий взгляд свидетельствовал о полной решимости идти до конца.
- О, Кид! Привет, привет! Как делишки? Вижу, настроение бодрячком!
Шинигами приветливо закачался навстречу сыну, хотя предчувствие подсказывало, что разговор будет не из приятных и отложить его не удастся. Глупые плоские облака лениво ползли по глупому искусственному небу, не дающему ощущения пространства, хотя оно очень старалось. Некоторое время они молча смотрели друг на друга.
- Лила… кто она и какое имеет к тебе отношение?!
Маска Бога Смерти дернулась. Какое-то мгновение она сохраняла ощущение беззаботной радости и, казалось, Шинигами вот-вот попытается отшутиться…
- Ты уже знаешь ее новое имя?

Мака внезапно остановилась. Перед ее глазами, лениво взмахивая крыльями, пролетел Ornithoptera alexandrae. Почти тридцатисантиметровый размах крыльев, фосфорически зеленые пятна на черном фоне, он затрепетал на секунду перед ее лицом. Мака обернулась.
- Она не в здании…
- Эээээээээ… а где?
Ребята растерянно оглядывались. Вокруг расстилался темный сад, и, хоть за стенами дул пронизывающий ветер, ни одна морщинка не портила зеркальную черную гладь пруда. На поверхности плавали водяные лилии, белые кувшинки. Такие яркие нежные цветы на абсолютно черной глади. Но там были не одни цветы…
Из глубины, из непроглядной черноты поднималось нечто белое, как цветок. Бледное лицо, бескровные губы, черные тени ресниц в обрамлении темного вихря волос.
- Кто вы и что вам нужно?
Гулкий голос, казалось, говорил весь воздух, а ее губы почти не шевельнулись. Она поднималась из воды, низвергавшейся с нее небольшими водопадами. Пряди мокрых волос облепили бледное тело как жадные змеи.
Вода юркими струйками сбегала по обнаженному телу, серебрясь и мерцая. Препирательства прекратились. На песок упало несколько капель крови, после чего все лица мужского пола дружно выпали в осадок. Мака фыркнула: ситуация до ужаса походила на их первую встречу с Блэр. Тогда все вышло не совсем гладко…

- Раньше ее звали Сиринга - Сирень… Она была одним из мастеров рукопашного боя, настолько искусна, насколько это возможно для обычного человека того времени…
Даже голос Шинигами утратил прежние шутливые интонации, он стал глух и серьезен. Сленг отброшен как костюм после карнавала, бессмысленный и бесполезный. Представив отца в его прежней маске, Кид понял, какой ужас он мог наводить своим видом в стародавние времена. Господин Смерть смотрел в зеркало, в котором плыли темные облака. Наверное, перед его внутренним взором расстилались картины далекого прошлого. Не самые радужные картины…
Раз отец не стал увиливать, значит тема слишком серьезная и, похоже, непосредственно касается Кида. Смерть-младший насторожился и приготовился услышать самую страшную правду. Он считал, что готов ко всему…

Лила повернулась к Повелительнице Косы. Бледный торс изукрашивали шрамы как Ватиканскую базилику фрески.
Такую картину Мака видела лишь дважды, и оба раза почти все они принадлежали скальпелю Штейна – это были сам Штейн и Спирит, ее отец. Однако те шрамы были узкими, заштопанными грубым хирургическим стежком, а шрамы Лилы раскрывали свои края широкими белесыми прорезями, кое-где попадались рваные неровные сетки, а от ключиц до солнечного сплетения лежал узкий вал соединительной ткани. Казалось, он был белее остальных. Белое на белом, кошмар!
- Ты – Видящая.
Не вопрос, утверждение, значит не имеет смысла отнекиваться. Мака спокойно ждала продолжения.
- Я ждала тебя. Ведь это ты сразила Асуру.
Лила медленно повернулась и стала вновь погружаться в воду. Прием окончен.
- Что значит «ждала»?! Эй!
- Ты же видишь души?! - Похоже, вопрос Маки ее удивил. Лила полуобернулась. –Или ты не пользуешься своей способностью? Это странно для ученицы Штейна. Сталкиваясь с чем-то необычным, он всегда проверяет состояние души…
Венчики кувшинок качались уже у ее груди, когда Мака решительно сказала:
- Стой!
Все замерли. Даже начавшие приходить в себя мальчики остановились на полпути. Глаза Маки на секунду вспыхнули зеленым пламенем.
Душа как душа. Еще недавно Маку может и поразили ее размеры, но ведь у Штейна такая же. Насыщенного лилового оттенка, не совсем как у ведьмы, но похоже. Однако что-то не так, неправильно… Испытанное днем чувство несоответствия сейчас только усилилось. Мака вгляделась до рези в глазах. Вот оно! Она поймала мысль за хвост! Нет! Не может быть! Так не должно быть! Повелительница Косы медленно осела на землю…
Соул кинулся к напарнице. Вмиг побледневшие губы шептали:
- Нет! Не может быть! Так не должно быть! Нет! Нет!
- Что ты с ней сделала? Отвечай, зараза!
Лила печально посмотрела в пылающие гневом глаза Соула:
- Это всего лишь шок. Она скоро придет в себя.
Мака просипела:
- Асура…
- Чего «Асура»? Асура сдох! Не без твоей помощи, между прочим!!!
Соул отчаянно тряхнул напарницу за плечи. Мака не протестовала. Перед ее глазами стояла одна и та же картина: мощная душа слепым котенком тыкающаяся во все стороны, кипящая по краям, но как в тюрьму заключенная в сияющий ореол.

Шинигами молчал так долго, что Кид начал терять терпение.
- Ну и что с ней такого? Что особенного?
Шинигами вздохнул и вполоборота посмотрел на сына. Некоторые вещи нельзя говорить без подготовки… но и трагедию разводить не стоит. Он уже вполне взрослый и способен понять…
- Вообще-то… - И как в ледяную воду… - Она – узилище кишина Асуры!
- Че?

- Не понял!!! Асура ж склеил ласты в праздничном салюте!!! Ну, отвага и все такое…
Блэк Стар размахивал руками, дефилируя перед пораженными друзьями. Такие мелочи его не могли вогнать в ступор, но затянувшееся молчание нервировало.
- Что значит «Асура внутри нее»?! Может кто-нибудь объяснит подробнее?!
- Я объясню.
Видя производимый ее формами эффект на некоторых слушателей, Лила подняла из травы черный шелковый халат. Аристократически белая кожа в обрамлении блестящего черного шелка – Лиз взяла на заметку производимый эффект…
- Моя душа содержит душу Асуры, одна в другой, как матрешка… и только моя воля не пропускает безумие наружу… Пока моя душа сильна, Асура не обретет воплощения. Так понятнее?
- Агась… матрешка, значит… ну и че?! Почему Асура еще жив?! Хотя бы его душа…

- Какой такой порядок?! Что значит «таков мировой порядок»?
Кид был в растерянности, нет, он был ошарашен, разбит и раздавлен. Такие жертвы и все напрасно! Да еще и оказывается, что так и должно было быть!!! Это дьявольски несправедливо!
- Принцип равновесия. У всего в мире есть антипод: свет и тень, жизнь и смерть, добро и зло – бесконечный дуализм. Асура – моя противоположность, и он будет существовать, пока я жив. Из года в год мы уничтожаем яйца кишина, бесконечно сражаясь лишь с одним противником.
Когда ты станешь Богом Смерти, у тебя тоже будет такой же противник, а мы с Асурой уйдем в прошлое…
Шинигами не мог подсластить эту пилюлю. Кид должен знать, что в Академии снова заложена бомба замедленного действия и только хрупкая воля одного человека не дает прорваться плотине.
- Но как?! Как такое возможно?!

- Тут все просто и сложно одновременно.… Пока существует мировой порядок, гарантом которого является Шинигами, Асура обречен на жизнь, пока жив сам господин Смерть. Ему не обрести покоя и он будет вечно пребывать в безумии, до появления нового Шинигами. Поэтому, когда Мака разрушила его исконную оболочку, его душа стала искать новое пристанище. Но, как вы понимаете, вселится в тело, уже имеющую душу невозможно: две полноценные души – нонсенс.
Лила сидела на камне, покрытом голубоватым мхом. Ребята расположились рядом как прилежные студенты. Она не выглядела опасной, поэтому историю можно было бы и послушать.
- Тогда как он оказался в тебе? Я же видела! Да и ты сказала «моя душа содержит душу Асуры», разве нет?!
Мака пыталась осмыслить эту новость, но это было, как впихивать сто тридцать второе платье в доверху набитый чемодан.
- Дело в том, что я не обладаю «полноценной» душой.
Лила была смертельно серьезна, ни тени улыбки. Но разве такое возможно?! Что за определение «неполноценная душа»?
- Асура – трус. Он хотел спрятаться, причем самым надежным образом. Испорченные и злые люди не подходят для этой цели, ведь за ними следит Академия; добрые тоже, поскольку появление Кишина в их теле было бы слишком заметно окружающим; значит, нужен человек, равно отстоящий от зла и от добра. Тот, о ком давно позабыли, а, если и вспомнят, то сочтут, что ошиблись. Давно умерший…

Категория: Общие | Добавил: Takeda (12.12.2010)
Просмотров: 1265 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 4.6/5 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Четверг
19.01.2017
22:12
Категории каталога
Общие [175]
Романтика [50]
Юмор/Стеб [24]
Приключения [9]
Монологи [2]
Яой\Юри [8]
Хентай [5]
Драма [6]
Трагедия [3]
Стихи [13]
Конкурс фанфиков [11]
ЗАКРЫТ!
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Друзья сайта

    Наш новый сайт:



    Rambler's Top100
    Бонус Конохи:

    Получить WMR-бонус на свой кошелек!

Манга
Манга
(все тома)
- Новый том;
- Скачать тома;
- Смотреть тома.
Статистика

В селении всего: 10
Гостей: 8
Жителей: 2
nmcjwkoymog, Archiesal
Наш опрос
Кто ваш любимый персонаж?
Всего ответов: 4139
Мини-чат